/ Архив / / История / / Контакты / / Коллектив / / Подписка / / Реклама /                      / Блоги /    

Две фабрики утрачены безвозвратно

Суббота, 14 мая, 2011

Шесть лет назад были объявлены банкротами две фабрики – швейная и трикотажная, которые в периоды своего процветания обеспечивали работой несколько тысяч горловчанок. Можно ли было уберечь эти важные для города предприятия от банкротства и последующей ликвидации? На этот и другие вопросы искала ответы корреспондент «Кочегарки».

«ШВЕЙКА» И «ТРИКОТАЖКА»

– так называли в народе эти фабрики, где были созданы все условия для того, чтобы женщины могли успешно трудиться: просторные, оборудованные импортными машинами цеха, уютные бытовые помещения и «красные уголки», собственные столовые. Обеспечение транспортом также было на высоте. К примеру, на «трикотажку» в 70-80-е годы были «закольцованы» пять автобусных и троллейбусных маршрутов. Проявляли заботу и о молодых мамах – строили не только производственные корпуса, но и фабричные детсады.

Годовая производительность трикотажной фабрики уже в первые годы после ее пуска в 1971-м достигала 12 тысяч тонн вискозного, ацетатного, лавсано-хлопкового трикотажа. Из такого количества материала можно было сшить от 50 до 75 миллионов изделий. А средняя производительность «Горловчанки» в 70-80-е годы – 300 платьев в день и 80 тысяч изделий в год. И каких изделий! Платья горловской швейной фабрики разметались покупательницами в один миг – при весьма скромных ценах они отличались прекрасным качеством и оригинальностью. Говорят, некоторые горожанки специально ездили в Москву, чтобы в фирменном столичном магазине «Центр моды «Люкс» купить обновку, изготовленную на «Горловчанке».

В 1977 году это предприятие было преобразовано в производственное швейное объединение (ПШО) – в его состав вошла также Красноармейская швейная фабрика. С 1977 по 1990-й здесь успешно проводилась комплексная механизация и автоматизация производства. Эту большую и сложную работу возглавляла талантливый организатор, директор В.П. Чернышева. В 1987-м в ПШО была введена госприемка, которая позволила свести к минимуму потери от брака, и в том же году швейное объединение «Горловчанка» заключило контракт с корейскими швейниками, которые шили одежду из направляемых из Горловки комплектов материалов.

Перспективы перед коллективами «швейки» и «трикотажки» вырисовывались очень заманчивые – вплоть до начала 90-х.

РАЗРУШАЛИ С ПОМОЩЬЮ ЗАКОНОВ

Что же могло случиться с двумя гигантами легкой промышленности нашего города, продукция которых пользовалась ажиотажным спросом и приносила миллионные доходы? Путь от процветания до полного краха эти предприятия прошли за полтора десятилетия – от начала 90-х до середины 2000-х. Есть разные мнения и разные ответы на вопрос – возможно ли было сберечь отечественную отрасль легкой промышленности в условиях развала, царившего в экономике страны в 90-е годы? Одни считают, что после распада СССР и последовавшего вслед за этим разрыва экономических связей между бывшими советскими республиками любому предприятию выжить было очень сложно, а легкая промышленность вообще оказалась слабым звеном. Другие же уверены, что отечественные швейники и текстильщики непременно выжили бы и адаптировались к новым условиям, если бы с благословения чиновников высших структур власти внутренний рынок страны не оказался наводненным дешевыми и некачественными товарами из Турции и прочих азиатских стран. А должна была действовать государственная протекционистская политика, эффективно защищающая своего производителя. Это сейчас нет-нет да и услышишь «идеи» о необходимости возродить отечественную легкую промышленность. Почему об этом не думали в ту пору, когда было еще возможно спасти тонущие фабрики? А сейчас, когда от них фактически ничего не осталось, бывшие специалисты за столько лет потеряли квалификацию, возрождать эту отрасль придется с нуля, и это будет очень и очень нелегко.

Есть еще мнение о том, что уничтожению многих предприятий способствовало законодательство. Тот же закон о банкротстве позволяет выносить вердикт – быть или не быть предприятию – не трудовому коллективу, не городской громаде, не органам местной власти, а группе кредиторов, – то есть тех, кому данное предприятие задолжало. Причем, согласно этому закону, городская власть… не вправе вмешиваться в ход событий.

Еще в конце 90-х горловские фабрики изменили форму собственности и стали акционерными обществами – ЗАО «Альтаир» и ОАО «Горловчанка». К такому шагу большинство предприятий разных отраслей в тот период подталкивали формирующиеся рыночные отношения в экономике. Государственным структурам, ограниченным старыми положениями законодательства, было сложно находить партнеров, заключать договора. Ну а в новом качестве бывшие фабрики и заводы подстерегали ловушки в виде того же закона о банкротстве. Самое интересное, что чаще всего иски о признании предприятий банкротами подавали именно государственные учреждения. Так, ЗАО «Альтаир» было обанкрочено по инициативе управления ПФУ. Процедура предполагала ликвидацию фабрики, когда все имущество, движимое и недвижимое, распродается, как известно, с молотка. Три года назад весь огромный комплекс «трикотажки» был выкуплен одной донецкой фирмой. Новый собственник в течение месяца погасил долги по зарплате бывшим работникам – и на этом положительные моменты, пожалуй, закончились. Оборудование фабрики было распродано, остались лишь пустые коробки корпусов. Как будут использованы теперь фабричные здания – то ли под склады, то ли их разберут на стройматериалы, пока неизвестно, но в одном можно не сомневаться: предприятие, подобное «Альтаиру», в городе появится нескоро даже по самым оптимистичным прогнозам.

Ситуация с ОАО «Горловчанка» ничуть не лучше. Фабрика держалась до последнего, в начале 2000-х все еще были попытки найти нормального инвестора, коллектив работал по давальческим схемам по контрактам с предпринимателями из США. А в настоящее время здесь тоже идет процесс ликвидации. Как сообщил арбитражный управляющий Д.Г. Галунец, долги предприятия погашаются, хотя и медленно, – в основном за счет продажи оставшегося оборудования. Продать фабрику в комплексе не удалось и вряд ли удастся в перспективе. Задолженность по заработной плате бывшим работникам на сегодняшний день составляет 270 тыс. грн. Для того чтобы выставить здания фабрики на торги, нужно было проделать немалую работу по оформлению документации на землю, получить кадастровый номер. Также ликвидатору приходится заниматься проблемами канализации, восстановлением водовода в связи с хищением части трубопровода и прочими техническими проблемами. Но, в конечном счете, финал и здесь будет примерно такой же, как и у «трикотажки».

«СПАСАТЕЛЬНЫМ КРУГОМ» НЕ ВОСПОЛЬЗОВАЛИСЬ

Можно ли было спасти эти предприятия от банкротства и какие структуры могли бы выполнить функции спасателей? Обычно по давней традиции главные упреки в подобных ситуациях адресуют органам городской власти.

– Принятые в 90-е годы законы фактически запрещали руководству города вмешиваться в деятельность приватизированных предприятий, – говорит начальник управления экономики, промышленности, транспорта и связи горсовета Ю.В. Трунов. – Но, несмотря на это, горсовет стремился оказывать поддержку фабрикам, искали для них инвесторов. Запомнилась мне финская фирма «Марат», которая соглашалась на все условия и готова была купить трикотажку для развития производства полотна. По имевшейся у нас информации, эта фирма на тот момент выкупила и возродила несколько подобных фабрик в странах Восточной Европы, которые успешно работали. Но те, кто занимался вопросами продажи «Альтаира» целостным имущественным комплексом, по неизвестной причине завысили цены до совершенно нереальных. Думаю, эти финские инвесторы были тем самым спасательным кругом, который бы дал «Альтаиру» шанс выжить и нормально работать дальше.

Что касается инвесторов, с которыми сотрудничал некоторое время коллектив ОАО «Горловчанка», то там речь шла не о солидных фирмах, а о дельцах, наживавшихся на бедственном положении предприятия. Представьте только, за пошив одной женской куртки коллектив фабрики получал от американца родом из Одессы всего 90 центов.

В том, что «Альтаир» и «Горловчанку» довели-таки до банкротства и последующей ликвидации, как я поняла, немалую роль сыграли украинские законы, которые принимались порой без глубокого осмысления возможных последствий. А может быть, наоборот, с осмыслением – только в интересах тех, кто скупал за бесценок народное достояние.

Елена ИСИДОРОВА



В связи с обострением политического кризиса и гражданского противостояния, а также участившимися призывами к сепаратизму и агрессии, комментарии под материалами сайта временно отключены.

Подписка на газету



МОДЕРН


Комфорт Плюс


Праздники Украины

Любишь журналистику?     

2006-2014 © Все права принадлежат - «Кочегарка»
При использовании материалов ссылка (для интернет-изданий - гиперссылка) на издание ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
Наш адрес: 84617, Донецкая область, г. Горловка, ул.Горького, 35. Тел.: 8 (06242) 7-36-07; т/факсы: 4-64-69, 4-64-55, 4-64-49. E-mail: kochegarka_red@mail.ru
  • Рейтинг@Mail.ru
  • Яндекс цитирования