Insert your 728x90px ad code here
 / Архив / / История / / Контакты / / Коллектив / / Подписка / / Реклама /                      / Блоги /    

Как глухари на «токовище»…

Четверг, 6th Февраль, 2014

Зачем люди смотрят ток-шоу?

Помню, как возмутилась одна собеседница, когда при ней я не слишком уважительно прошлась по шоу Андрея Малахова («Пусть говорят» в те годы выпускали под названием «Большая стирка»). Мол, если самой не нравится, так нечего другим настроение портить. В принципе можно даже не упоминать Малахова, сейчас полно других примеров. Переключаешь каналы, а там, за редким исключением, одна и та же картина. Выпученные глаза, крики, никто никого не слушает, перебивая друг друга, а в самом центре событий, как павлин в шумном курятнике, красавец-ведущий (или ведущая), то и дело подбрасывающий в этот костер горящие спички. В переносном, конечно, смысле, в виде реплик. А что говорят?.. И, главное, что остается у зрителя в голове, когда шоу заканчивается? Или в душе?

Понятно, что публичный диспут – не наших времен изобретение, практиковались они и в Древней Греции, и в средние века. Но там их воздействие на общество четко ограничивалось количеством зрителей, которых могли уместить тогдашние «студии». Ну, придут на диспут человек триста, максимум тысяча, так невелика беда, если кто-то чего сболтнет, в чем не слишком разбирается. Другое дело – телевидение, у него миллионная аудитория. Сказанное в эфире можно записывать, транслировать, цитировать и многократно воспроизводить.

А всегда ли создатели шоу заинтересованы, чтобы итогом передачи стало реальное разрешение какого-то конфликта или проблемы? Чтобы в шумном споре действительно родилась истина? Лично мне, когда речь заходила о вещах, в которых я более-менее ориентируюсь, доводилось ловить ведущих на, мягко говоря, недоговорках, а участников шоу – на недостоверностях. Но мало ли что покажется со стороны. Вот что рассказал человек, которому довелось побывать на одном весьма популярном украинском шоу в качестве объекта дискуссии. «Никто там никого не слушает, – возмущался он, вернувшись из Киева. – Завели в гримерку, ничего не объяснили, оттуда по коридору протащили в студию, ослепили софитами, задали какой-то вопрос, через минуту микрофон забрали и унесли на другой конец студии. Я даже толком сказать ничего не успел! Вот вам и вся дискуссия».

Можно привести другие примеры, озвученные достаточно известными в обществе людьми, которые, оказавшись в аналогичной ситуации, просто покидали студию, не желая участвовать в театре абсурда. А потом выключаешь телевизор, идешь на улицу и видишь там… продолжение. Шагают навстречу мама с дочерью и ругаются так, что дым коромыслом. «Мама, замолчи! – орет девочка-подросток. – Ты говоришь абсолютную ерунду!». А та ей в ответ: «Рот закрой! Ты как с матерью разговариваешь?!». Уже вся улица слышит, как они друг друга воспитывают, но им безразлично. Не сказать, что обе глухие, просто общественные приличия им – побоку, заодно с правилами поведения в общественном месте.

В телевизионных шоу, как везде, спрос рождает предложение. Если их смотрят, значит, в обществе имеется реальный запрос. Начавшись с американского ведущего Фила Донахью, стараниями Опры Уинфри этот вид телевизионного творчества поднялся прямо-таки на недостижимые высоты. То есть фактически запрос есть. Другое дело, какого рода эти запросы – там, в Америке, и здесь, на постсоветском пространстве? Ведь не случайно главной «хитростью» наших ток-шоу специалисты признают тот факт, что у нас под видом свободной дискуссии зрителям втолковывается на самом деле одна, строго ограниченная в своих параметрах позиция. Даже в тех случаях, когда трансляция идет в прямом эфире, а дискуссия переходит в потасовку с мордобоем, – за кадром все равно прослеживается некий «режиссер», которому именно этого и требуется. Все-таки не мешает прислушиваться к своим ощущениям, выключив телевизор, – что осталось в голове и в душе после просмотра? Тогда и задумка режиссера станет понятной.

Кстати, если кому доводилось читать об охоте на лесных птиц-глухарей, те знают, что глухарь на токовище – самое беззащитное существо. Пока он поет свои песни (токует), он вообще ничего не слышит. Хоть несколько раз в него стреляй, с места не сдвинется. Ценная, говорят, промысловая птица… И вот посмотришь, переключая каналы, на «токующих» участников очередного ток-шоу, – даже аналогий проводить не надо. Сперва увидели по телевизору. Потом повторили на улице. А потом и сами пришли к выводу, что это… правильно. И, как говорится, попались. Но если у вас лично срабатывает защитный инстинкт и вас не тянет смотреть очередную телевизионную склоку, – не спешите себя за это ругать. Может, именно в этом и состоит нормальная реакция здравомыслящего человека, не желающего оказаться объектом чужого влияния…

Светлана ГОЛОВИНА



В связи с обострением политического кризиса и гражданского противостояния, а также участившимися призывами к сепаратизму и агрессии, комментарии под материалами сайта временно отключены.

Insert your 250x250 ad code here

Праздники Украины

Любишь журналистику?     

2006-2014 © Все права принадлежат - «Кочегарка»
При использовании материалов ссылка (для интернет-изданий - гиперссылка) на издание ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
Наш адрес: 84617, Донецкая область, г. Горловка, ул.Горького, 35. Тел.: 8 (06242) 7-36-07; т/факсы: 4-64-69, 4-64-55, 4-64-49. E-mail: kochegarka_red@mail.ru
  • Рейтинг@Mail.ru
  • Яндекс цитирования