/ Архив / / История / / Контакты / / Коллектив / / Подписка / / Реклама /                      / Блоги /    

«Обычная очередь на блокпосту — километра два, льготная — из беременных и инвалидов — около километра»

Четверг, 3 декабря, 2015

Дорога через линию разграничения между контролируемой и неконтролируемой Украиной территориями становится для кого-то адом, а для кого-то — кормушкой.

Многочасовые очереди на блокпостах, сумасшедшие цены на проезд между городами в пределах одной и той же области, недоказуемые и ненаказуемые поборы и постоянный риск попасть под обстрел. С этим каждый день сталкиваются тысячи жителей Донбасса, проходящие через линии разграничения. И не всякий такой путь выдерживает. Недавно, ночуя в автомобиле в очереди к пункту пропуска, умер пенсионер.

— Это ад и кормушка! — безапелляционно заявляет жительница Енакиево Донецкой области Вероника. — Моя 70-летняя мама, пересекавшая не так давно на автомобиле блокпосты «Зайцево» и «Майорское» — по дороге из Горловки в Артемовск, простояла в автомобильной очереди на блокпост 36 часов, с ночевкой. Она могла бы получить место в льготной очереди или поближе к блокпосту в обычной очереди, но не хотела отдавать 200 гривен за такое «ускорение». Продажа мест — выгодный бизнес. Некоторые автомобилисты на самом деле никуда не едут, но ночуют неподалеку от пунктов пропуска, чтобы занять очередь, а затем уступают эти места подъехавшим водителям за указанную таксу. Поймать таких дельцов за руку сложно. А может быть, их и не хотят ловить?

Вероника предполагает, что эти «посредники» с кем-то делятся своими барышами. Спрос на такую услугу есть: те, кому нужно дальше ехать, например, из Артемовска в Константиновку, чтобы там сесть на поезд в Киев, готовы заплатить за продвижение в очереди любые деньги, только бы не опоздать на вокзал.

Не каждый выдерживает длительное ожидание и вынужденную ночевку — если не успел пересечь контрольный пункт въезда-выезда (КПВВ) до его закрытия. В очереди 20-го ноября умер 64-летний пассажир автомобиля, который ехал с женой из Краматорска в Донецк. Как рассказали в пресс-службе Национальной полиции Донецкой области, супруги выехали 19-го ноября и до закрытия пункта пропуска пройти контроль не смогли, заночевали прямо в автомобиле. А утром у мужчины случился сердечный приступ. Когда «скорая» прибыла на вызов, пассажир был уже мертв.

В ночь на 27 ноября около ста человек, не успевших преодолеть линию разграничения до закрытия пункта пропуска, были вынуждены ночевать в автобусах в поле, в районе блокпоста «Майорское». Ни с украинской, ни с неподконтрольной территории никто не привез путникам ни одеял, ни чаю.

Оставаться на ночь поблизости от КПВВ опасно еще и из-за угрозы обстрелов, которые могут начаться в любую секунду. Во время обстрелов движение на блокпостах, как правило, приостанавливают. По подсчетам Госпогранслужбы Украины, через каждый пункт пропуска в день в среднем проходит до пяти тысяч единиц транспорта. А в дни после обстрелов очередь увеличивается до семи — девяти тысяч машин.

«На блокпост я приехал в час дня, впереди было машин 160, сзади — столько же. Обычная очередь — километра два, льготная — из беременных и инвалидов — около километра и автомобили в два ряда, — так описывает на форуме в социальной сети „Донбасс-SOS“ свою поездку водитель, который добирался из Артемовска в Донецк через блокпосты „Майорское“ и „Зайцево“. — За пару часов доползли до первого блокпоста. Проверяют очень медленно».

По словам людей, проезжавших через эти пункты пропуска в последние три недели, чтобы успеть миновать КПВВ до его закрытия, они занимали очередь затемно: в пять, а то и в три часа утра.

— И начинается эта очередь в центре Артемовска, — делится впечатлениями Вероника из Енакиево. — К слову, расстояние от центра города до первого блокпоста «Зайцево» (КПВВ по дороге Артемовск — Горловка — Донецк) — шесть километров, а до второго блокпоста «Майорское» — около 22 километров. И все это — автомобильная река.

Дорога для тех, кто пересекает линию разграничения в автобусе, предполагает пересадку. Автобус довозит пассажиров до блокпоста, затем люди выходят, выгружают свой багаж, вместе с ним топают с полкилометра пешком, проходят контроль и садятся в другое транспортное средство.

— На контрольных пунктах не обустроены места ожидания, — отмечает Андрей Богданович, руководитель проекта «Прифронтовая инспекция» гражданской обороны «Фундация101», которая мониторит ситуацию на блокпостах на предмет соблюдения прав человека. — Люди стоят часами: летом — на солнцепеке, зимой — под дождем и снегом. Им даже присесть негде. Биотуалеты и резервуары с питьевой и технической водой, установленные на блокпостах организацией «Врачи без границ», на зиму решено убрать, так как в холодное время года есть сложности с их обслуживанием.

Правда, по некоторым данным, Государственная служба по чрезвычайным ситуациям пообещала установить пункты обогрева (палатки) на контрольных пунктах въезда-выезда. Хотя это не снимает актуальность наличия туалетов.

— Обочины и посадки превратились в уборные — ведь до блокпоста еще достояться нужно, — жалуются пожилые супруги из Пантелеймоновки (поселок под Горловкой), которым приходится ездить за пенсией в Артемовск. — Мы следим за теми, кто пошел… по нужде и благополучно вернулся — не подорвался на мине. И идем в кустики по их следам.

Облгосадминистрация пыталась разгрузить этот пассажиропоток на линии разграничения, построив возле пропускных пунктов логистические центры. По задумке, в таких центрах жители неподконтрольных территорий (даже те, у которых нет пропусков для пересечения линий разграничения) могли бы снять или обменять деньги, купить продукты и лекарства первой необходимости. Но, похоже, это не решило проблему ни для местного населения, ни для приезжих.

— Мы надеялись, что в Артемовске, куда «прописались» для получения соцвыплат чуть ли не все пенсионеры соседней Горловки и куда ездят за продуктами жители Донецка, после открытия логцентра магазины и банкоматы станут доступны местному населению, — рассказывает Елизавета из Артемовска. — Но логистического чуда не случилось: купить курицу вечером в супермаркете по-прежнему невозможно.

— Что в Артемовск, что к логоцентру нам добираться одинаково дорого и долго: в 260—300 гривен обходится поездка, если машину в обе стороны заказывать, — говорит Анна Ивановна, пенсионерка из Горловки. — Постоял часиков пять в очереди из сотни автомобилей до пункта «Майорское», а потом поймал такси до логоцентра — гривен за 100. Автобусы в ту сторону не едут — центр находится в стороне от трассы, километрах в семи. Получается одинаково: что в Горловке втридорога купить, что в логоцентре 50 «разрешенных» килограммов товара (больше перевозить через линию разграничения нельзя. — Авт.) — ничего не выиграешь. И как потом тащить семь километров тяжеленные сумки обратно до автобуса — пешком?

Торговля в логоцентре, который находится неподалеку от контрольно-пропускного пункта «Новотроицкое», по информации общественников из мониторинговых миссий, тоже идет не бойко. Люди, отстоявшие несколько часов в автомобильной очереди, предпочитают доехать до Мариуполя или Курахово, чтобы «хоть по супермаркетам довоенного образца походить».

Жителям Донбасса, вынужденным пересекать линии разграничения, добираться из одного города области в другой стало дороже, чем в Киев. Плацкартный билет на поезд из Киева в Константиновку или в Мариуполь стоит 130—180 гривен. А чтобы проехать несколько десятков километров по Донецкой области, придется выложить в полтора-два раза больше. «Такси Волноваха — Донецк — 250 гривен с человека, без ожидания в очереди — 300 гривен», «Такси из Артемовска в Горловку — 200 гривен одно место. Проезд через КПВВ за 30 минут», — такими объявлениями пестрят социальные сети.

— Чтобы не пересекать линии разграничения, некоторые автоперевозчики теперь ездят из одного украинского города в другой через… Россию, где пройти пограничный контроль проще и быстрее, — говорит жительница Донецка Ирина. — Например, между Киевом и Донецком курсирует автобус, заезжающий на территорию соседнего государства. Стоимость поездки — 900 гривен. Из Донецка в Днепропетровск проложен маршрут через Воронеж и Харьков. Цена билета — 600 гривен.

Для многих пожилых дончан встречи с родственниками, которые находятся за линией разграничения в другом конце области или в соседних регионах Украины, теперь стали недоступной радостью, так как проехать к ним можно, лишь сделав большой крюк и уплатив немалые деньги.

Увы, иной раз в пути через линию разграничения люди сталкиваются с коррупцией и унижением человеческого достоинства. А для взяточников эти «внутренние границы» стали жирной кормушкой.

— Все жалуются на километровые очереди… На «переезде» (пересечении линии разграничения. — Авт.) с желающих побыстрее пройти КПВВ берут обычно 200 гривен. Но спустя несколько часов простоя им предлагали уже 400, — делится своими наблюдениями военный журналист и волонтер Родион Шовкошитный, инспектировавший блокпосты наших военных в составе сводной мобильной группы сотрудников СБУ, Государственной фискальной службы, пограничников и волонтеров, которая призвана бороться с контрабандистами. — Стоим, наблюдаем. Подходит парень: «А чего меня не пропускают? Я же местный, мясо таскаю тут постоянно. Деньги исправно плачу всем»… В оборот его сразу, расспрашиваем. Он тащит полторы тонны мяса, платит на девяти (!) блокпостах, начиная с поста украинских военных… Как правило, по 500 гривен на каждом блокпосту. На «переезде» — гривня с каждого килограмма груза. С бензином и взятками на поездку уходит около 10 тысяч гривен. Примерно столько же и зарабатывает. Правда, в этот раз под Донецком его и двух азербайджанцев нахлобучил местный РУБОП (подразделение «по борьбе с преступностью»). Отжали все мясо и сами продали. Издержки профессии…

Родион Шовкошитный приводит откровенную «ведомость накладных расходов» контрабандиста, где указано, кому и сколько взяток он уплатил по дороге из Константиновки в Макеевку, чтобы доставить мясо на неподконтрольную Украине территорию.

— Мой приятель из Макеевки переживает, что линия разграничения, ставшая его кормилицей, когда-нибудь исчезнет, а ведь он, благодаря этой «золотой жиле», зажил лучше, чем в мирные времена, — рассказывает макеевчанин Вячеслав. — Говорит, что, уплачивая мзду на пунктах пропуска и «дээнэровским», и украинским бойцам, он все равно ухитряется оставаться с наваром в шесть тысяч гривен — с каждой «Газели» колбасы, которую привозит в Макеевку с украинской территории.

Глава Донецкой облгосадминистрации Павел Жебривский, говоря о проблемах перегруженности КПВВ на линии разграничения, отметил, что всего на сегодня в области работают четыре пункта пропуска, через которые ежедневно проходят до 17 тысяч человек. По мнению главы области, нагрузку можно снизить, лишь открыв дополнительные пункты пропуска. «Но пока не прекратят стрелять, об этом говорить не приходится», — отметил Павел Жебривский.

Представитель Государственной погранслужбы подполковник Алексей Соломин на пресс-конференции, посвященной итогам мониторинга ситуации на контрольных пунктах въезда-выезда, заявил, что на днях будет открыт дополнительный пункт пропуска поблизости Марьинки, пропускная способность которого — восемь тысяч человек и две с половиной тысячи единиц транспорта в день, что существенно разгрузит КПВВ «Новотроицкое» и «Зайцево». Но открытие возможно только при соблюдении режима тишины.

Стоит отметить, что через «Зайцево» и «Майорское» едут и жители Луганской области, где нет автомобильных пунктов пропуска — через линию разграничения можно попасть лишь пешком.

Первого декабря мониторинговая группа «Донбасс SOS» выразила благодарность сотрудникам погранслужбы, констатировав, что жалоб на медленное пересечение линии соприкосновения на горячую линию поступает намного меньше: «Пограничная служба стала работать активнее, время проверки значительно сократилось. Мы надеемся, что такую работу люди смогут наблюдать постоянно».

<Егор КРУШИЛИН, «ФАКТЫ» (Донецк) с использованием материалов Фундация.101



В связи с обострением политического кризиса и гражданского противостояния, а также участившимися призывами к сепаратизму и агрессии, комментарии под материалами сайта временно отключены.

Подписка на газету



МОДЕРН


Комфорт Плюс


Праздники Украины

Любишь журналистику?     

2006-2014 © Все права принадлежат - «Кочегарка»
При использовании материалов ссылка (для интернет-изданий - гиперссылка) на издание ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
Наш адрес: 84617, Донецкая область, г. Горловка, ул.Горького, 35. Тел.: 8 (06242) 7-36-07; т/факсы: 4-64-69, 4-64-55, 4-64-49. E-mail: kochegarka_red@mail.ru
  • Рейтинг@Mail.ru
  • Яндекс цитирования