Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Архивы говорят… молча

24 декабря – День работников архивных учреждений.

Четыре месяца назад государственный архив, с незапамятных времен теснившийся в жилом пятиэтажном доме по ул. Судейко, перебрался на Рудакова, 33, где раньше располагалось управление пенсионного фонда. В канун Дня работников архивных учреждений, который отмечается 24 декабря, там побывала корреспондент «Кочегарки».

Начальник архивного отдела Г.Н. Коломиец рассказывает, что устроились на новом месте хорошо, единственный минус – руки пока еще дошли не до всех недоделок. Просто времени не хватает. Лампочку подсоединить, розетки, выключатели на стенах закрепить, стеллажи поставить, кусок линолеума в кабинете настелить… А вообще удобно. Центр города, горисполком рядом, транспортное сообщение хорошее. Площадь занимаемых помещений здесь втрое больше, чем на прежнем месте, поэтому документы можно принимать, не опасаясь, что их потом придется трамбовать по принципу «в тесноте, да не в обиде».

Всего здесь пятеро сотрудников. В одном из кабинетов проводят прием посетителей, в другом – подшивают документы, поступившие на хранение. Сначала они проверяются на соответствие необходимым требованиям, складываются в определенном порядке, укладываются в папку, просверливаются, сшиваются. В месяц оформляется не менее 250-ти новых дел.

Проходим за железную дверь с табличкой «Посторонним вход воспрещен» в хранилище архивных документов. Внутри одного кабинета стеллажи, заполненные стандартными картонными папками, – 5 тысяч единиц! Здесь находятся документы, за каждым из которых вопросы землеустройства, регистрации, решения исполкома и сессий горсовета. Самый «скандальный» фонд – Горловского представительства фонда госимущества. Его без конца запрашивает прокуратура, занимаясь проверкой соблюдения законности в процессе приватизации объектов городской собственности.

Есть здесь кабинеты, где хранятся документы по личному составу ликвидированных предприятий, а также документы исторические, Национального архивного фонда Украины местного значения.

Исторические документы это, пожалуй, главная ценность архива. Чего только они не знают! Галина Николаевна показывает мне картонную книгу, которая является самой «древней» единицей хранения, датированной 1937-м годом. Читаю на обложке: «Годовой техпромфинплан, Никитовский ртутный комбинат». Давно ликвидированное предприятие, с которым в свое время были связаны судьбы тысяч горловских семей. Удивительно, как хорошо сохранились бумага и обложка. А вот интересно, какие тогда были производственные задания? 190 тыс. тонн руды, при содержании ртути в руде «0,31» – это много или мало? Прохождение горных выработок, подготовительные работы по участкам… О, обогатительная фабрика № 1, работает первый квартал. Оказывается, в 1937 году на НРК была обогатительная фабрика! А вот упоминается металлургический завод № 2, новый. Сводная штатная ведомость рабочих… Надо же, уже тогда на комбинате работали 1180 человек! Не то что для 1937 года, даже по нынешним меркам большое предприятие. И зарплата указана. Бурильщик получал 492 рубля, рабочий на фабрике – 125 рублей, техрук (главный инженер) – 1100 рублей в месяц…

Для историка – кладезь информации. По словам Г.Н. Коломиец, за те девять лет, которые архив успел просуществовать с момента своего образования и до начала войны, им были собраны документы, общий объем которых превышал нынешний. Однако оккупацию пережили единицы, основная масса теперь датируется начиная с 1943 года.

Специалисту здесь каждый листок говорит о многом. К примеру, видно, что во время войны не было бумаги, потому что писали на чем попало. Вот, казалось бы, главный финансовый документ города, а оформлен на каком-то плакате, графы расчерчены вручную карандашом, заполнены тоже вручную. Вот кассовый план на 4-й квартал 1944 года по школам Центрально-Городского районо. Учебные расходы: приобретение инвентаря, оборудования в кабинеты, библиотеки. То есть война не война, а находили деньги и на библиотеки, и на оборудование.

Иногда в таких документах можно отыскать и другие сведения. Бывает, находят даже конкретных людей, участников войны. 1945 год, совхоз им. Калинина, ведомости на зарплату. Упоминается лагерь № 17, в котором на шахте им. Калинина работали военнопленные. Лагерь № 6, интернированные рабочие с завода им. Кирова. Все они работали в совхозе. А вот работали на полях совхоза ученики школы № 32… Допустим, если сейчас у человека есть свидетельство, что он в 1945 году учился в школе № 32, и ему в архиве выдадут справку, что ученики школы работали на полях, он будет иметь статус участника войны. И таких справок, вспоминает Галина Николаевна, выдавали довольно приличное количество.

А вот уже 1946 год, капитальное строительство. Строилась Зуевская ГРЭС «Донбассэнерго». Еще один интересный документ. Оказывается, в послевоенные годы в нашем городе работал «Калининский дом отдыха ЦК профсоюза угольной промышленности западных районов СССР». Слыхали о таком? И есть приказы по этому учреждению. Обычная тетрадочка в клетку, раскрываю наугад. Вот, видимо, отдыхали студенты и учащиеся техникума. И избили кого-то подушками, за что оказались перед угрозой досрочной выписки…

Сеносовхоз «Кочегарка», 1945-47 годы. Приказ директора: «Сего числа командирую в Бессарабию по доставке лошадей в комбинат «Артемуголь». Выговор завхозу за то, что дал кому-то лошадей без спросу. Еще приказ: «За хорошую работу по уходу за свиноголовьем и перевыполнение выращивания молодняка и отсутствие отхода выдать бесплатную премию свинаркам Надтоке Екатерине Остаповне и Дзюбе Марии Андреевне по одному поросенку». И было это 10 октября 1946 года. Или еще: «За проявленное сознательно преступление молотобойцем Ходусовым, выразившееся в воровстве картофеля в количестве 1 кг 400 гр. в своих личных целях, объявляю строгий выговор». 1947 год.

В каждом документе – словно вся наша тогдашняя жизнь в сконцентрированном виде. Но больше всего меня поразила экономическая справка за 1969 год. Территория Горловки – 417 кв. км, всего населения по состоянию на 1 января 1969 года – 364,6 тыс. человек. 22 депутата областного совета, 428 депутатов горсовета, 686 районных. Всего советов 7, и в них депутатов 1312.

Количество промпредприятий – 66, на которых работают 83 тыс. человек. Торговля – 554 магазина, рабочих мест 2130. Коммунальное хозяйство и бытовое обслуживание: жилфонд 1885 домов, из которых ведомственные 1265. Одна гостиница на 130 мест. 45 бань, 47 прачечных, 63 парикмахерские. Трамвайное сообщение было, троллейбусов еще не было. Предприятий бытового обслуживания 387 (ателье, мастерские, комбинаты по пошиву одежды, обуви, ремонта бытовой техники и т.д.).

Образование: 96 образовательных школ, 14 вечерних, всего учителей 3066, учащихся 65 тыс. человек. Здравоохранение: 25 больниц на 4250 коек, 2 родильных дома на 387 коек, 2 поликлиники, 153 мед. лабораторий и здравпунктов, всего медработников 3440. В том числе врачей – 715.

Культпросветучреждения. Клубов и дворцов культуры – 46, кинотеатров – 7, киноустановок в клубах и ДК – 23, кинопередвижек – 12, библиотек – 75. Музейных комнат – 42.

Строительных организаций – 45, среднегодовая численность работающих 16 тыс. человек. Сельское хозяйство – 4 совхоза, других сельхозпредприятий – 3. Всего земли в колхозах и совхозах 19 тыс. 708 гектаров, в том числе пашни 13 тыс., пастбищ 2 тыс. 668.

И все это, учтите, ничем не примечательный 1969 год, то есть далеко не самый расцвет социализма. Это я так, к слову, в качестве напоминания о том, где мы были 40 лет назад и где оказались сейчас. Комментарии, как говорится, излишни. Документы говорят сами за себя.

На снимке: Г.Н. Коломиец.

Светлана ГОЛОВИНА