Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Ликвидация с размахом

Закрытие шахт обойдется гораздо дороже, чем господдержка отрасли, – утверждали и прежде, и сейчас противники ликвидации угольных предприятий. Тем не менее в Украине с 1996 года на ликвидацию переданы 137 шахт, в том числе четыре – в нашем городе. К сегодняшнему дню 133 шахты уже должны быть закрыты, но лишь с этого года правительство намерено начинать завершение проектов ликвидации, и то только 22-х предприятий.


– Когда в 1997 году в Горловке были остановлены «Кочегарка» и шахта им. Изотова, а в 1999-м «Кондратьевка», то в проектах их ликвидации указывались сроки – 2-3 года, – говорит главный инженер Горловской исполнительной дирекции по ликвидации шахт В.Г. Ревский. – Прошло тринадцать лет, а акты о ликвидации до сих пор не подписаны, и причина тому одна – запланированные проектом работы не финансировались из госбюджета в полном объеме.

Говорят, ломать – не строить, но в данной ситуации даже «поломать» по всем правилам и нормам не смогли: в графики не только не уложились, но и растянули работы почти на полтора десятилетия. При этом далеко не все социальные вопросы, связанные с ликвидацией шахт, решены. Где, например, создание для города новых рабочих мест за счет средств реструктуризации? Ведь около десяти тысяч шахтерских семей остались без средств к существованию в конце 90-х. Тех денег, что получили кочегаровцы, кондратьевцы и изотовцы при увольнении, когда их шахты были остановлены, явно не доставало, чтобы адаптироваться к новым условиям жизни, как это было, например, при закрытии шахт в Англии (шахтеры Барнсли за средства, полученные при закрытии шахт, могли при желании открыть собственный бизнес). Не были просчитаны проектами экологические последствия от ликвидации шахт, которые проявились уже через несколько лет. Словом, не только не были учтены все негативные последствия для города и горожан, но и не было точного расчета финансирования работ.

На какой же стадии сейчас находится процесс закрытия трех крупнейших в прошлом шахт города?

– Самый большой объем ликвидационных работ выполнен по «Кочегарке», – рассказал В.Г. Ревский. – Здесь осталось решить один из социальных вопросов – достроить две секции жилого дома для бывших горняков «Кочегарки». Работы на этом объекте были остановлены семь лет назад из-за прекращения финансирования. В министерстве обещают выделить деньги, но в будущем году. Кроме того, предстоит решить экологические вопросы – завершить рекультивацию и озеленение территории шахты и отвала в районе Горловского моря, выполнить рекультивацию пруда, расположенного в ж/м Мирный. Руководство ГИДЛШ несколько лет назад предлагало руководителям города сделать этот пруд местом отдыха горожан, – на его очистку и благоустройство ушло бы гораздо меньше средств, чем на рекультивацию. Но город не принял это предложение.

«Кондратьевка», как и «Кочегарка», тоже подлежит полной ликвидации. Шахтную воду, которую сегодня пока еще здесь откачивают, предстоит перепустить на шахту им. Калинина. Работы по перепуску ведутся с 2001 года, и в настоящее время нужно еще, как минимум, 11 млн. грн., чтобы их завершить. А затем предстоит засыпка стволов, снос наземных сооружений, рекультивация. Еще больше средств потребуется для шахты им. Изотова, которую согласно проекту должны подготовить к сухой консервации и затем передать в ведомство гидрозащиты. Здесь предстоит заменить изношенное оборудование: наиболее крупные замены – копер и водоотлив. Затянет, как минимум, на 40 млн. грн. Как скоро их изыщет правительство, если сегодня речь идет о финансировании проектов ликвидации 137 шахт в стране? Президент, правда, указал конкретный срок завершения всех этих проектов – до 2015 года, но опять-таки вряд ли это указание основывалось на точном расчете. Ведь если судить по тем средствам, которые нужны для закрытия только горловских шахт, то можно представить, какие глобальные суммы потребуются на все 137 проектов.

К тому же кандидатов на закрытие с каждым годом прибывает. Горловской исполнительной дирекции несколько лет назад была передана шахта «Александр-Запад», а в этом году здесь ожидают пополнение – шахты третьей группы «Комсомолец» и им. Гагарина должны передать ГИДЛШ на ликвидацию – по крайней мере, в министерстве вынашивались такие планы. На сколько же лет затянется их закрытие? А ведь каждый год пребывания шахты в процессе ликвидации обходится государству в среднем в 12 млн. грн. На зарплату штатным работникам шахт, на ремонт оборудования, на финансирование закупок бытового топлива для углеполучателей…

Сколько же всего затратило государство на горловские шахты, которые начали ликвидировать в
90-е годы? Как выяснилось, суммы довольно-таки впечатляющие: на «Кочегарку» – 104,7 млн. грн., на шахту им. Изотова – 163 млн. грн., на «Кондратьевскую» – 167,4 млн. грн. И эти суммы будут продолжать расти, по крайней мере, в ближайшие годы. Кстати, это хороший аргумент для противников закрытия шахт: деньги действительно лучше вкладывать не в останки предприятий, а в их перспективное будущее. А у трех наших шахт такое будущее было, ведь практически в то время там почти подготовили новые горизонты, следовательно, с началом ликвидации были похоронены и многомиллионные государственные вложения в капстроительство. Не мешало бы министерству за прошедшие почти полтора десятилетия сделать тщательный анализ, подсчитать убытки и достигнутую экономию от ликвидации 137 шахт, чтобы ответить на гамлетовский вопрос – быть или не быть? Закрывать или развивать? Хотя нынешний курс Мин-
энергоуглепрома на постепенный уход от дотационного бюджетного финансирования угольных предприятий, несомненно, значительно пополнит список ликвидируемых шахт – в автономном плавании выживут не все.