Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Семья – не поле битвы

Человек привык жить стереотипами, которые позволяют почувствовать хоть какую-то стабильность в наше непростое, полное неожиданностей и потрясений время. Один из самых распространенных: «мой дом – моя крепость». Вот только не всегда он оправдывается, бывает, что «крепость» берут «враги», и далеко не всегда «внешние», чаще – «внутренние». Порой самые близкие, казалось бы, люди. Это подтверждает и судебная практика, о которой рассказывает помощник прокурора Центрально-Городского района Горловки Кристина ЛЕОНТЬЕВА.

– К сожалению, все чаще и нам, и судам приходится сталкиваться с так называемыми бытовыми разборками, когда в качестве потерпевших выступают близкие родственники, – говорит Кристина Константиновна. – обычный сценарий в большинстве случаев выглядит так. Муж напился, дома началась ссора, которая постепенно переросла в скандал с битьем посуды, а то и оппонента, в качестве которого может выступать жена, мать, бабушка или отец. И, что тревожит, все чаще подобные скандалы сопровождаются угрозами убийством. Чтобы оценить масштабы происходящего, скажу, что в прошлом году по ст. 129 УКУ (угроза убийством) прокуратурой района к уголовной ответственности было привлечено 60 человек, с начала этого – 15!

– Видимо, в основном фигурируют неблагополучные семьи?

– Смотря что считать неблагополучием. Если говорить о материальном достатке, то далеко не всегда речь идет о семьях, которые сводят концы с концами. Свою долю вносят реалии сегодняшнего дня, но еще большую – привычки близкого человека. Ведь обычно из-за чего начинается выяснение отношений? Жена упрекает мужа, что тот чрезмерно привержен к алкоголю, повзрослевший сын «протестует» таким образом против авторитарных методов воспитания и т.п. Вариаций великое множество, но суть их одна – неумение и нежелание прислушаться к чужому мнению, недостаток внимания и понимания друг к другу, обобщенно говоря, – отсутствие или неразвитость моральных ориентиров и качеств.

– А результат один – реальный срок наказания за противоправные действия…

– Не всегда. Нередко жена, которой супруг угрожал убийством, сопроводив подобное заявление недвусмысленными действиями, через несколько дней прибегает и просит вернуть ей заявление. Мол, мы уже помирились и разобрались во всем, не нужно его наказывать. Но забирать заявление уже поздно, по нему возбуждено уголовное дело и оно будет рассмотрено судом, который вынесет свой приговор. Вот суд может учесть или не учесть пожелания женщины, определив ее супругу более мягкую меру наказания. Хотя, замечу, что угроза убийством при наличии реальных оснований опасаться ее осуществления наказывается арестом на срок до шести месяцев или ограничением свободы – до двух лет. К большинству домашних дебоширов обычно применяются оба вида наказания, а вот меньшая часть, бывает, «отделывается» условным сроком.

– Думаю, для многих это служит «холодным душем», и в следующий раз они задумаются, прежде чем распускать руки и угрожать убийством. Однако есть, наверное, и неисправимые?

– Приведу один пример. Недавно суд рассмотрел уголовное дело по обвинению Александра Д., который поздним вечером на почве внезапно вспыхнувших неприязненных отношений с женой стал угрожать ей убийством. Началось же все с того, что в тот день они посидели за столом, выпили и завели разговор о воспитании сына, который, повзрослев, постепенно превращался в Митрофанушку – нигде не учился и не работал, но деньги требовал на развлечения исправно. Мужчина по этому поводу выразился нелицеприятно, обвинив в происходящем жену, мол, потакает недорослю, что от него ожидать. Под влиянием выпитого разговор перерос в скандал с применением «физических доказательств» своей точки зрения. Испуганная женщина попросила сына вызвать милицию и позвать на подмогу соседей. Услышав это, Александр принес пару топоров, которые поставил рядом со столом, пригрозив, что «рубанет» и «завалит» всех, кто появится…

В судебном заседании он доказывал, что на самом деле якобы не имел намерения убивать жену, осознал свою вину и раскаивается в содеянном. То, что обычно и говорят в подобных случаях. Примерно также повела себя и супруга. Рассказав о ссоре, стала доказывать, что муж ее… не избивал, это «следователь от себя добавил». И вообще показания свои давала в состоянии опьянения, а с пьяных глаз мало ли что могла наговорить. Хотя Александр буквально за полгода до этого уже привлекался к суду все по той же ст. 129 УКУ и был приговорен к одному году ограничения свободы с испытательным сроком. Именно это, вынося приговор, суд и учел в первую очередь, определив ему один год и один месяц ограничения свободы со штрафом в размере 680 грн.

– Как же привести в чувство подобных «деятелей», если даже приговор не всегда дает результат?

– Наверное, надо говорить не вообще о «деятелях», а о конкретных людях, ведь закосневших, скажем так, в своих правонарушениях, как Александр, не так уж много. Для большинства достаточно своевременного вмешательства правоохранителей, чтобы сделать соответствующие выводы. Но надо смотреть в корень самого явления, чтобы не бороться с ним или его последствиями, которые могут оказаться воистину трагическими, а предупредить его возможные проявления. Нужно усиление профилактической работы. И не только. Близкие должны сразу пресекать подобное поведение, а не потворствовать ему в надежде, что все как-то само образуется. Делать все, чтобы семья не была полем «битвы».