Press "Enter" to skip to content

Война за полезные ископаемые: Что захватила РФ на Донбассе

В результате российской агрессии Украина потеряла не только часть территорий, на которых находились крупные промышленные предприятия, но и месторождения полезных ископаемых.

ДОНЕЦКАЯ ОБЛАСТЬ|Кочегарка. Это уже привело к значительному сокращению экспорта известняков, железных и титановых руд. После оккупации частей Донецкой и Луганской областей в 2014-м году Украина столкнулась с проблемой нехватки угля. Если захваченные в 2022-м году территории останутся под контролем страны-террориста надолго, Киеву придется переориентироваться на новые рынки и частично перестраивать экономику. О том, какие месторождения удалось захватить РФ и какие будут последствия разбирались журналисты сайта Новости Донбасса.

В «ДНР» заявляют, что уже разрабатывают украинские месторождения

Совсем недавно группировка «ДНР» озвучила, что на территориях, которые были оккупированы после 24-го февраля 2022-го года, находятся 39 месторождений твердых полезных ископаемых. По словам кремлевских прокси, они уже возобновили добычу строительного камня и используют его для восстановления старых и строительства новых объектов и дорог. Кроме этого, в ноябре 2022-го года «премьер-министр ДНР» Виталий Хоценко заявлял о разработке месторождений гранита в селе Кальчик севернее Мариуполя и возле Волновахи. В начале января он сообщил о добыче оккупантами каолина в Белой Балке.

«Объем запасов белой глины у нас в “ДНР” оценивается в более 9 миллионов тонн. По предварительным оценкам специалистов “минпромторга ДНР” на этом участке планируется добывать порядка 300 тысяч тонн полезного ископаемого в год. Кроме того, предприятие планирует возобновить экспорт каолина за пределы России», — говорит Хоценко.

До войны практически весь каолин Россия импортировала, причем, по состоянию на 2019-2020 года Украина занимала первое место среди стран, из которых РФ получала этот ресурс.

После оккупации Соледара в «ДНР» заговорили и о возрождении работы «Артемсоли», что подразумевает возобновление добычи в соляных шахтах. Оккупанты вероятно надеются, что это обеспечит Россию солью, потребности в которой тоже частично покрываются за счет импорта. Правда, как сказал Денис Пушилин, это станет возможно только после захвата Бахмута. Кстати, если российская армия возьмет под свой контроль и этот город, она получит доступ к месторождениям гипса. Потенциально ценным в плане ресурсов сторонники «спецоперации» называют и Часов Яр, линия фронта к которому подходит все ближе. В z-каналах подчеркивают, что населенный пункт известен месторождением огнеупорных глин высочайшего класса.

Читайте также: В Донецке похвастались “инвестором”, который займется “перезапуском” химического гиганта в Горловке

Прокремлевские медиа буквально через несколько дней после начала полномасштабного вторжения писали об огромном потенциале Донецкой и Луганской областей, называя эти территории «землей изобилия». По мнению пропагандистов, при условии внешнего инвестирования экономика Донбасса может активно развиваться. Правда, спустя год РФ по-своему «инвестировала» в регион: деньги выделяются на финансирование войны — на снаряды и ракеты, которые разрушают эту «землю изобилия».

Россия захватила более ста месторождений полезных ископаемых

После 24-го февраля 2022-го года доступа к публичным картам с месторождениями украинских полезных ископаемых нет. На сайте Государственной службы геологии и недр уточняется, что он ограничен в соответствии с требованиями законодательства на период действия военного положения. На запросы издания ни Минприроды, ни Госслужба геологии не ответили. В тоже время эксперты уверены: то, что российская агрессия существенно ограничила возможности Украины по добыче полезных ископаемых — это факт, для подтверждения которого необязательно смотреть на карты.

«В первую очередь речь о рудных ископаемых и энергетических. В частности, энергетическом угле. Речь идет и о нуждах химической промышленности. Во многом из-за агрессии сократилось промышленное производство на тех предприятиях, которые до войны являлись флагманами химической промышленности, перерабатывающей промышленности, металлургической промышленности не только Украины, но и Европы», — говорит эксперт по энергетическим вопросам Геннадий Рябцев.

Читайте также: Экономика “республик” – отложенная ликвидация

В августе прошлого года газета The Washington Post писала: с 24-го февраля 2022-го года РФ захватила более ста месторождений, среди которых уголь, газ, нефть, пропан, железная, титановая руда, литий, уран, золото и известняк. На картах, которые публикует американское издание, видно, что основные запасы угля находятся в тех частях Донецкой и Луганской областей, которые были оккупированы до полномасштабного вторжения. Тоже касается и металлов.

«Украина потеряла контроль над месторождением Новотроицких флюсовых известняков. Новотроицкое рудоуправление добывало примерно 4 миллиона тонн известняков в год. Проблемы в горно-металлургическом комплексе стали актуальны не только с начала полномасштабного вторжения. Эта ситуация наблюдается еще с 2014-го года, когда впервые встала проблема потери контроля над добывающими предприятиями в Донецкой и Луганской области. Впервые встала проблема разрыва производственных цепочек», — говорит аналитик «ГМК Центра» Андрей Глущенко.

В прошлом году РФ дополнительно к уже захваченным месторождениям получила доступ к углю и металлам на севере Донецкой и Луганской областей. В оккупации оказались также залежи газа и нефти. В общем, по информации The Washington Post, на территориях, неподконтрольных Киеву, находятся месторождения ископаемых на сумму более 12 триллионов долларов. Речь не только о Донбассе, но и об оккупированных частях Запорожской, Харьковской и Херсонской областей. Помимо 63 % угольных месторождений, Москва захватила 11 % месторождений нефти, 20 % природного газа, 42 % металлов и 33 % месторождений редкоземельных и других полезных ископаемых, включая литий. Часть из них удалось вернуть в ходе осеннего контрнаступления ВСУ. Например, только возле Балаклеи находятся около 40 месторождений газа.

Читайте также: В Донецке назвали мобилизацию причиной отсутствия кадров на предприятиях, из-за войны закрываются шахты

«В “Укргаздобыче” было захвачено несколько десятков месторождений на севере Харьковской области, немного в Донецкой. Сложно подсчитать, сколько в общем, потому что линия фронта очень сильно менялась, шли бои. Затем шло украинское контрнаступление, в ходе которого абсолютное большинство месторождений было освобождено. Продолжительность, когда месторождение находилось на неподконтрольной территории, была очень небольшой, но это нанесло значительные убытки. “Укргаздобыча” оценивает эти убытки где-то в миллиард долларов», — комментирует эксперт Офиса реформ Кабинета министров Максим Гардус.

Какие последствия захвата месторождений

По данным аналитических центров, военная агрессия повлияла на добычу титансодержащих руд и производство титановых изделий. В результате объем экспорта снизился более чем на 40 %. Оккупация Мариуполя и логистические проблемы привели к тому, что экспорт всей продукции горно-металлургического комплекса снизился, а объем металлопотребления в Украине упал на 55 %.

«По итогам прошлого года объемы производства и добыча флюсовых известняков и других полезных ископаемых, в частности, железной руды снизились. По флюсовым известнякам экспорт снизился почти на 70 %, по железной руде на 46 %», — говорит аналитик «ГМК Центра» Андрей Глущенко.

Приостановила Украина и экспорт газа. Более того, Киеву пришлось импортировать ресурс в отопительный сезон.

«Из-за кризисных явлений в мировой экономике достаточно упало производство, например, основных промышленных потребителей газа. Это металлурги, химики. Из-за ценовых и логистических проблем, из-за повреждения самих объектов мы прибегли к импорту. И для этого в принципе запланированы ресурсы. Нам очень помогли наши западные партнеры. Выделили на это средства. Потеря временного контроля над несколькими десятками месторождений на северо-востоке страны внесла вклад в этот процесс, добычи газа стало меньше, но не критично», — комментирует эксперт Офиса реформ Кабмина Максим Гардус.

Читайте также: В РФ ищут “кураторов” для промышленности “ДНР”

Также, по данным министра энергетики Германа Галущенко, на 37 % упала добыча угля. Украина потеряла несколько шахт, среди которых «Золотое» и «Тошковская» в Луганской области, «Южнодонбасская №1» в Донецкой области. Здесь стоит напомнить, что дефицит энергетического угля появился еще в 2014-м году, когда часть Донецкой и Луганской областей были захвачены.

В связи с этим аналитики подчеркивают: освобождение оккупированных территорий обеспечит не только мир, но и экономическое будущее Украины.

«Если речь идет о долгосрочном развитии государства, то очень сложно будет обеспечить прогрессивное развитие без ресурсов, которые сейчас находятся в месторождениях, расположенных в районе боевых действий или временно оккупированы. В любом случае структурные изменения в украинской экономике неизбежны, но говорить о реформах, о перестройке национальной экономики можно будет лишь после освобождения временно оккупированных территорий, поскольку тогда можно будет планировать развитие на годы вперед», — считает эксперт по энергетическим вопросам Геннадий Рябцев.

В военный период, по словам аналитика, все усилия сосредоточены на обеспечении необходимым сил обороны и тыла. Поэтому возможны временные решения, среди которых импорт стратегического сырья, энергетических ресурсов и всего необходимого для обеспечения стабильной работы украинских предприятий.

«Я думаю, что разрыв цепочек поставок, который произошел вследствие этой войны, не станет главной проблемой. Очевидно, что украинским предприятиям в принципе удастся найти альтернативных поставщиков, перестроить свои производственные цепочки. Основная проблема сейчас, которая негативно влияет на украинскую экономику, это продолжение боевых действий. Блокада морских портов, из-за которой возникают логистические сложности, проблемы с энергоснабжением, которые полностью не решены. Если этот комплекс проблем удастся сдвинуть в положительную сторону, то решения разрывов цепочек поставок, я верю, тоже будет найдено», — считает аналитик «ГМК Центра» Андрей Глущенко.

Понесет ли Россия ответственность

Что касается самой России, то некоторые медиа озвучивают такой тезис: именно месторождения украинских полезных ископаемых являются одной из стратегических целей агрессии. Как пример приводят создателя ЧВК «Вагнер» Евгения Пригожина и его якобы личные интересы в разработках украинской соли. В тоже время, если посмотреть на развитие «ЛДНР» до февраля 2022-го года, становится понятно: вкладывать деньги в промышленность на оккупированных территориях Кремль не хочет. Поэтому, если какие-то полезные ископаемые и будут разрабатываться, как утверждал тогда «премьер-министр ДНР» Виталий Хоценко, вероятнее всего, речь о тех, которые добывать легко.

«Достаточно посмотреть, что произошло с угольною отраслью после прихода оккупационных администраций. Добыча угля сворачивается, шахты постепенно затапливаются, приходят в упадок, их развитию не уделяется должного внимания. В контексте добычи руд можно привести пример “Запорожского железорудного комбината”. Его в марте прошлого года захватили оккупационные войска. Были сообщения о том, что пытаются как-то возобновить производство и добычу железной руды. Там она добывается подземным способом. Но я сомневаюсь, что им это удалось. По крайней мере, таких сообщений не поступало. Есть сообщения, что какая-то железная руда вывозится с комбината в мариупольский порт. По моему мнению, здесь идет речь о такой же схеме, как с вывозом стальной продукции с “Азовстали”. Скорее всего, вывозится просто продукция со складов», — считает Андрей Глущенко.

Читайте также: За семь лет Горловка превратилась в мертвый город

Кроме того, если бы Россия планировала разрабатывать украинские месторождения полезных ископаемых и эксплуатировать промышленный потенциал Донбасса, предприятия и добывающее оборудование — все, что может обеспечить наращивание производства в будущем, не уничтожалось бы настолько методично и не вывозилось в РФ.

«Все, что можно вывезти. Все, что можно украсть, обломать, отвинтить. То есть, это скорее констатация того, что достичь своих стратегических целей Российская Федерация уже не в состоянии. Поэтому, хоть шерсти клок, хоть сделать так, чтобы соседу было как можно больнее. Стратегической целью Российской Федерации является подчинение Украины. Просто так сложилось, что основные месторождения полезных ископаемых сосредоточены как раз в днепровско-донецкой впадине», — говорит Геннадий Рябцев.

Привлечь Россию к ответственности из-за захвата украинских недр можно, но процесс этот сложный и довольно медленный. В тоже время, у Киева уже есть опыт подачи подобных исков в международные суды. Так, в Крыму были значительные месторождения газа, объединенные в государственную компанию «Черноморнефтегаз» — структурное подразделение «Нафтогаз Украина». Россия захватила как эти месторождения, так и морские платформы по добыче газа.

«”Нафтогаз” хорошо готовился к этому и подал целый ряд международных исков против России. Поверьте, это достаточно сложный процесс и кейсов даже в мировой истории, когда выплачивают компенсацию за утраченное таким образом имущество и неполученную выгоду не так уж много. Однако такая практика есть», — комментирует Максим Гардус.

Читайте также: Предприятия в ОРДЛО перешли под управление россиянина

По его словам, суды инициировали «Приватбанк», «Укрэнерго», «Укрзализныця». Поэтому судебная практика есть, но прибегнуть к ней планируют лишь после победы в войне. Именно тогда можно будет требовать от России компенсировать ущерб, нанесенный в результате агрессии.