Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Билетик на счастье

От знакомых я узнал об этой американке, так сказать, горловского происхождения. Элла Вольфсон (это ее девичья фамилия) живет в Нью-Йорке с 1981 года. В США перебралось немало горловчан, и по-разному сложились их судьбы.

Элла заинтересовала меня тем, что за океаном стала писательницей. Под псевдонимом Элеонора Конти она выпустила книгу на русском языке «Купите билетик на счастье», куда вошли 18 рассказов, повесть и роман. У нее также были публикации в местной периодике. Через Интернет я попросил Эллу ответить на несколько моих вопросов. Ее письмо было больше похоже на рассказ, описывающий жизнь и переживания эмигрантов из бывшего СССР. Тема поиска человеком своего места в мире поднимается Элеонорой Конти  и в ее книге.

– Недавно на сайте «Одноклассники» я нашла клип о Горловке и с волнением его посмотрела, – написала Элла. – Там несколько раз мелькнул кинотеатр «Шахтер», в районе которого я когда-то жила и в котором пела перед сеансом «Царевну Несмеяну». Помню, как одна бабушка в первом ряду зарыдала. У меня тоже выступили слезы – от счастья, что меня признали актрисой… Мне кажется, я больше нигде не видела такого красивого зала, как в «Шахтере». Почти полвека тому назад в нем были потрясающие кресла, обшитые красным бархатом. А во время киносеансов сколько было переживаний, когда ныло сердце и хотелось кричать от отчаяния и безысходности – так трогали судьбы героев фильмов. Тебе 16 лет, в слезах выходишь из зрительного зала и идешь без цели и четкого направления, потому что ты под впечатлением от фильма «Королева Шантеклера». Тебе кажется, что ты вышла на набережную, и хочется, чтобы тебя сбило волной, как Санти – возлюбленного красавицы Чериты…

На улицу Чехова в дом № 12 моя семья переехала, когда мне исполнилось двенадцать. Квартира состояла из двух маленьких комнат с общим коридором. Но это было все-таки лучше флигеля с земляными полами, который мы снимали на Штеровке. В 5-й класс я пошла в школе № 73, очень любила уроки учительницы русской литературы Веры Иосифовны Лапидус. А 8-й класс заканчивала уже в школе № 81. Кстати, в октябре прошлого года мои одноклассники из этой школы вышли на меня благодаря Интернету. Я была безмерно счастлива, общаясь с Александром Феданом, Валерием Богдановым, Владимиром Максименко и другими ребятами… Потом была вечерняя школа. И, случалось, я втайне от мамы вместо уроков бегала на танцы в парк им. Горького. Танцевать всегда любила и до сих пор люблю.

В 23 года я вышла замуж за москвича и уехала в тогдашнюю столицу. Правда, после развода вернулась в Горловку, чтобы через два года снова сорваться в Москву. В июле 1981-го со вторым мужем вылетела в Вену, а в США попали через Рим. Начала зарабатывать на пятый день пребывания в Америке: сидела с детьми, убирала квартиры и дома. Кое-что перепадало от «Нью-йоркской ассоциации для новых американцев». Еще мы оба учились на курсах. Перед первыми собеседованиями с работодателями очень волновалась, но, к моему удивлению, на работу меня взяли уже после третьего интервью. Приняли помощником бухгалтера на фабрику занавесок с окладом 95 долларов в неделю. Через восемь месяцев заболела сотрудница-афроамериканка и мне поручили делать и ее работу. Незадолго до конца рабочего дня я справилась с обоими занятиями. Хозяин спросил, могу ли я научить своему методу темнокожую напарницу. Я с гордостью закивала… Примерно через неделю владелец торжественно вручил мне конверт с чеком за неделю, похвалил и… указал на дверь. Если один работник будет успевать за двоих, зачем держать второго? Я всем своим существом прочувствовала значение известной фразы: инициатива наказуема.

Да, вживание в Америку было очень непростым. Но я без обиды вспоминаю своего первого работодателя. Он был прав в том, что деньги компании нужно экономить. Я сама через это прошла, когда через два года стала менеджером большого мебельного магазина. Мужу пришлось заполнить анкету на 20(!) страницах для трудоустройства в городской системе. Такая работа очень выгодна в плане социальной защиты, и потому всегда большой конкурс на место. Пока кандидатуру мужа рассматривали, он поменял две работы. В конце концов, был принят электриком в службу обслуживания поездов метро. Работают с ним разные люди, встречаются и выходцы из СССР, среди которых есть в прошлом прекрасные инженеры. Муж рассказывает, что бывшие соотечественники ведут в редкие свободные минуты интересные философские беседы, читают стихи, слушают классическую музыку, обмениваются политическими статьями, книгами. Иногда собеседниками становятся коренные американцы. Но дружим мы в основном с русскоязычными. Правда, у меня есть подруга испанка, я даже являюсь крестной ее дочки.

Вот вы меня спрашиваете об отношениях между людьми в Америке. Хочу возразить тем, кто говорит, что американцы произносят свое «Как дела?» для проформы. Неправда, они участливы. Если ответ «Оk» прозвучал неубедительно, они ненавязчиво поинтересуются, что произошло и не нужна ли помощь.

Заставили меня сесть за компьютер и написать свой первый рассказ переживания по поводу смерти свекрови. Я показала его одному писателю из наших эмигрантов. Он подсказал, что надо доработать. И я стала приходить к нему каждый день. Мы писали спина к спине, читали наши творения друг другу. Он звонил в газеты и журналы и предлагал напечатать что-то из моего творчества. И когда это появлялось в прессе, конечно, у меня была большая радость. Дохода от писательства нет, скорее, наоборот, это расходы. Издание моей книги обошлось в 4000 долларов за весь небольшой тираж, часть экземпляров купили библиотеки Квинса и Бруклина (районы Нью-Йорка), остальные я чаще раздариваю, чем продаю.

В последний раз я приехала в Горловку к больной маме, которую потом забрала к себе, в 1986 году. Помню, зашла в «Огурчик», где на мой вопрос о скверном запахе был ответ: «Это гнилой лук». После гор овощей и фруктов в нью-йоркских магазинах пустота прилавков в Горловке оставляла удручающее впечатление. А еще я встретила свою первую любовь Валентина, который шел мне навстречу по родной улице Чехова. Мы обменялись приветствиями и несколько минут просто молча смотрели друг на друга. К великому сожалению, его не стало в мае прошлого года…