Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Из квартиры в барак – спасибо пожару?

33-летняя Наталья Ф. около 20-ти лет прожила в доме, имеющем сегодня статус ветхого жилья, однако на улучшение жилищных условий не претендовала и в квартирной очереди не состояла. Хотя мать-одиночка с тремя детьми могла воспользоваться своим правом льготника. Но знал бы, где упадешь…

В начале весны в доме на первом этаже произошел пожар, как утверждали все вокруг, по вине одного из соседей. Пламя охватило и ее трехкомнатную квартиру, расположенную этажом выше. Приехавшие по вызову пожарные добавили воды к обгоревшим стенам, залив комнаты. Так что проживать дальше в квартире уже было невозможно. Ну а вина соседа не была признана, как рассказывает Наталья, в акте МЧС указывались какие-то случайные бомжи, что-то подпалившие.

КП «Изотовский» оперативно подыскало для семьи крышу над головой. Переехать пришлось в «двушку» барачного типа, с печным отоплением и покосившимся туалетом на улице. Уже семь месяцев мама (детям одиннадцать, восемь лет и полтора года) мучается в таких условиях и с ужасом думает о наступлении «отопительного» периода.

В очередь на улучшение жилищных условий Наталью поставили – под номером 1213 в общей очереди и 737-й в льготной. Но не как погорельца, а как проживающую в ветхом жилье. Хотя в отделе приватизации и распределения жилого фонда она рассказывала о пожаре, документального подтверждения случившегося у нее не попросили. И женщина обратилась за помощью к депутатам, попросив оказать содействие в поиске другого жилья.

Ее пригласили на заседание постоянной комиссии горсовета по вопросам ЖКХ, где пообещали, что вопросом вплотную займется отдел приватизации. Если проверка подтвердит, что в бараке нет соответствующих условий для проживания, женщине предложат еще что-нибудь выбрать из имеющихся в наличии для заселения квартир.

Как выяснилось, стать погорельцем в Горловке вообще в принципе страшно. На случай таких ЧП «отселенческий» фонд, как таковой, существует, но он незначителен. В городском «банке данных» порядка 80-ти жилых помещений, которые обычно предлагаются очередникам для вторичного заселения, а очередь – почти 5 тысяч человек. Причем эти квартиры из-за их состояния мало кому подходят.