Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Слезы горловской медицины-2

27 января «Кочегарка» уже писала на тему нищенствующего состояния горловской медицины. Еще пятнадцать лет тому назад город имел девять терапевтических отделений на 520 коек, сейчас осталось всего две «терапии» на 120 мест. Семь отделений пали жертвами многочисленных «оптимизаций», в результате чего фонд терапевтических и пульмонологических коек стал более чем в два раза ниже областного показателя и сейчас составляет 5,6 коек на 10000 человек населения (в области – 11,8). Слово «оптимизация» нынче решили заменить, говоря о реформировании, но суть происходящего не меняется – медицине и ее работникам по-прежнему плохо.

Кому на пользу реформирование

Разговоры по поводу реформирования системы здравоохранения будоражат не только медработников, но и многих горожан, которых в перспективе все «реформы» могут коснуться. В горздравотделе пока предпочитают не особо распространяться, – пока нет нормативной базы, говорить, мол, не о чем. Хотя и не отрицают, например, тот факт, что в облздраве возникала идея лишить наш город пульмонологического отделения. Областные специалисты предложили горловских больных с легочной патологией лечить… в Макеевском пульмонологическом центре, где кроме жителей Горловки хотят собрать также жителей Ясиноватой, Ясиноватского района и Харцызска.

Почему решили начать реформирование с пульмонологии, рассчитанной на 40 мест, сказать сложно. Тем более что почти половина больных в терапевтических и дневных стационарах города – это именно пациенты с легочной патологией. По словам заведующего отделением А.И. Дегтяренко, оно постоянно переполнено, особенно туго приходится зимой, потому как здесь открывают госпитальную базу для больных вирусными пневмониями. Даже двадцать дополнительных коек не спасают. Поэтому непонятно, как вообще могла прийти мысль о его закрытии, учитывая также специфику города, где основной контингент – это шахтеры, и множество предрасполагающих факторов именно к заболеваниям системы дыхания – пылящие и дымящие терриконы, работающие ЦОФы, крупнейшее предприятие химической промышленности? Прислушается ли к этим доводам облздрав-отдел?

А крайний кто?

Многие понимают, что за красивыми лозунгами, под которыми проходят реформы, подчас ничего не стоит. Взять, к примеру, высказывание: «Болезнь легче предупредить, чем лечить». На Западе, при тамошнем уровне медицины, оно, конечно, верно, но не в наших реалиях. Вообще-то по статистике заболеваемость населения зависит от медработников, как утверждается, где-то процентов на десять. Более значимые факторы – это уровень жизни населения, образ жизни, вредные привычки, экология, условия труда и т.д. Так что у нас «предупреждать» нужно, на мой взгляд, преодолевая повсеместное обнищание людей. Недаром ведь В.Ф. Янукович в предвыборной программе заявлял о своей решимости победить бедность. Пока, увы, это благое намерение никак не подтверждено. Медработники с ностальгией вспоминают времена, когда в больницах на завтраки и обеды давали мясные и молочные блюда, и с горечью говорят о нынешних, когда на питание выделяются копейки. Раньше в рыбные дни (помните, такие проводились по четвергам) некоторые больные воротили нос от рыбы, сейчас же большинство съедает все, хотя рацион, ясное дело, не в пример тому, который был.

Заниматься профилактикой болезней у нас предлагают семейному врачу, забывая, что за границей такой врач заключает договора и обслуживает в среднем 150 семей, причем если нет доверия к доктору, то с ним могут и не заключить такой договор, на нашего же «навешают» по две и более тысячи человек. Да и о какой профилактике может идти речь, если из аппаратуры у доктора лишь фонендоскоп и тонометр, которые он приобрел на и без того скромную свою зарплату? Один городской специалист, который проработал более тридцати лет, «похвастался» недавно мне своим заработком. После всех вычетов получилось… 1300 грн.

Об уровне подготовки семейных врачей и говорить не приходится. Не верится в то, что семейного врача можно «сделать» за один год на курсах. За границей такой специалист имеет за плечами не менее десяти лет практики в клинической больнице, где приобретает необходимый опыт. А какой, скажите, клинический опыт приобрел терапевт, просидевший всю жизнь на приеме, которого теперь принялись переучивать? Ведь пациентов с подозрением на любую патологию у нас давно уже повелось сразу же направлять к «узким» специалистам. Конечно, какие-то знания на курсах дают, но они, во-первых, поверхностные, к тому же иной врач уже не в том возрасте, чтобы учиться заново. Я знаю такого терапевта. Побывав на курсах и понимая, что не сможет быть семейным врачом как должно, теперь женщина собирается уходить на пенсию по выслуге лет. И таких, думаю, много. Тем не менее уже получено распоряжение облздрава – к концу года создать центры по оказанию первичной медико-санитарной помощи. Кто в них будет работать и, главное, как?

Одним густо, другим пусто

В рамках реформирования собираются изменить источники финансирования медицины. «Первичное звено», в частности, ляжет «на плечи» бюджетов городов и районов. Кто в последнее время побывал в больницах, финансирующихся из местного бюджета, и в тех, которые находятся «под крылышком» области, наверное, заметил разницу. Областным диспансерам выделяются значительные средства, да и платных услуг они оказывают несравненно больше, чем на горрайонном уровне.

В середине марта Кабмин принял постановление о субвенции из госбюджета Донецкому областному клиническому территориальному медицинскому объединению (проще – больнице им. Калинина). Кто бывал там, видел, какой ремонт зданий развернулся, каким оборудованием оснащены (не все, конечно) диагностический центр и лечебные помещения. В опубликованном постановлении сумма, которая выделяется, не указана, но думаю, что она существенная. Только вряд ли процедуры для простых смертных после этого станут бесплатными, как это провозглашено в Конституции. А пока за любое исследование, даже электрокардиограмму, забор крови на анализ, пациенты платят из своего кармана.

При этом нищета большинства городских поликлиник и стационаров бросается в глаза сразу. Если стены медработники еще как-то пытаются замазать-заклеить, побелить и покрасить, чтобы хоть как-то скрыть стыдобу, то тумбочки и кровати, которые закупались, наверное, еще при царе Горохе, говорят сами за себя. В наши больницы давно уже принято ходить со своим постельным бельем. При отсутствии такового, конечно, могут выдать и больничное, но на него, заверяю вас, без слез не взглянешь – по минувшим временам его давно бы уже отправили на ветошь.

Большая часть оборудования, сколько ни рапортуют о приобретении нового, требует замены. Ждать милости от областного руководства нашим больницам, как показывает практика, не приходится. Поэтому правильно, наверное, что городское руководство стало обращать внимание и привлекать предпринимателей к проблеме материального обеспечения больниц. В конце концов, нам в них лечиться. Может быть, имеет смысл создать свой фонд, куда не только предприниматели, но и все желающие могли бы перечислять средства на приобретение медаппаратуры, инвентаря и т.д. Возможно, общими усилиями и получилось бы справиться с проблемой, которая беспокоит всех нас уже не первый год.