Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Чужое наследство

В августе прошлого года «Кочегарка» рассказывала, какая серьезная судебная тяжба разгорелась вокруг «вымороченной» квартиры в доме № 22 по ул. Корчагина, переданной исполкомом, по причине видимой «бесхозности», новым жильцам.
Как оказалось, квартира была вовсе не бесхозная, несмотря на то, что в ней никто не проживал еще с 1999 года, когда умерла бывшая хозяйка. А вот почему судьбу жилья приходится теперь решать в суде, хорошо бы спросить у тех работников исполкома, которые в 2007-м году выясняли, образно выражаясь, его «юридическую чистоту». Правильно говорят, что ошибки чиновников (а это была действительно ошибка, доказано последним решением Калининского суда от 7 мая) порой обходятся людям слишком дорого. Данный случай в очередной раз это подтверждает.

Я насчитала по этой квартире уже пять (!) решений и определений судов различных инстанций, причем окончательно проблема пока еще так и не решена, потому что ответчик собирается последнее решение тоже обжаловать. А началось, напомню, с того, что 3 марта 2008 года горсовет обратился в Калининский суд с заявлением: мол, квартира в доме № 22 по ул. Корчагина стоит пустая, в наследство ее никто не принял, так что хорошо бы забрать ее в собственность города. 25 апреля суд такое решение принял. Однако 30 июля того же года в суд обратилась уже… наследница умершей бабушки, прося, с учетом вновь открывшихся обстоятельств, данное решение отменить. И его отменили практически сразу, уже 13 августа. Затем судьба квартиры по заявлению горсовета опять решалась в суде: она все же была передана городской громаде. Наследница это решение обжаловала, и апелляционный суд Донецкой области ее поддержал, отменив решение от 16 октября. После чего и Верховный суд  12 мая 2009 года оставил решение Донецкого апелляционного без изменений. Казалось бы, все, дальше уж судиться некуда.

А ведь сыр-бор, если опять-таки в двух словах, разгорелся из-за того, что перед принятием решения исполкома горсовета от 16.07.2008 г., № 901, о предоставлении жилого помещения, не был проверен круг наследников и наличие завещания. Если бы это сделали вовремя, никому бы сейчас ничего не пришлось оспаривать, потому что никакой суд, конечно, не принял бы решения о признании наследства «подумершим», когда наследница есть, да к тому же на момент составления завещания и открытия наследства бывшая несовершеннолетней.

Однако что делать людям, которые, вселившись в квартиру на основании ордера, успели вложить в ее ремонт несколько десятков тысяч гривен? Они ведь реально живут в ней уже полтора года, и тоже, как говорится, в своем праве, потому что ничего незаконного не совершали. Истица, которая подала в суд на горсовет, привлекла и их в качестве ответчиков, требуя выселить как утративших право пользования данной квартирой. Как вроде они не по решению исполкома вселились, и не на основании ордера, а самозахватом.

На мой взгляд, суд принял «соломоново решение», удовлетворив исковые требования лишь частично. Ордер, конечно, был признан недействительным. И требования истицы о выселении жильцов тоже были удовлетворены, но только с тем условием, что исполком горсовета выделит им другое жилое помещение, которое размерами и благоустройством будет соответствовать тому, что предоставлялось прежним ордером. А в отношении требования признать жильцов утратившими право пользования квартирой и вовсе было отказано.

Что и говорить, хороший повод задуматься о дальнейшей судьбе квартир, которые ныне сотнями пустуют в многоэтажках Горловки. Их полуразрушенное состояние, колоссальные долги за жилищно-коммунальные услуги, неудобство для соседей, пребывающих в вечном ожидании либо какой-нибудь аварии, либо вреда от бомжей, – все это, конечно, вызывает беспокойство. Из года в год их не становится меньше. Если учесть, что только за 2009 год численность горловчан уменьшилась на 2 700 человек, – сколько жилья, в пересчете на квартиры, таким образом освободилось? За какие-то из пустующих квартир городу, возможно, тоже придется побороться. И если при этом будет учтен печальный опыт ситуации, о которой мы рассказали, то меньше будет людей, оказавшихся из-за чужой ошибки без вины виноватыми.