Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

«Африканская» миниатюра в коллекции Леонида Донецкого

Каждый, кому доводилось бывать в экзотических странах, обязательно старается привезти оттуда на память предметы местной культуры. Из Индии обычно везут батик, из Японии нэцке, из Африки – маски…

О своем путешествии в Африку коренной житель Горловки Леонид Гаврилович Донецкий мог только мечтать. Для мальчишки, родившегося за два года до войны в семье крестьян-переселенцев, искавших в Донбассе спасения от нищеты и голода, такие мечты могли показаться чем-то невероятным. Открывая недавно выставку его работ в клубе-музее украинской культуры ДДЮТ, методист дворца Л.И.Светлица пыталась провести аналогии с некоторыми образами, свойственными творчеству известного русского поэта Н.С. Гумилева, но слишком уж далекими были социальные слои, породившие обоих. Правда, отцы Леонида Донецкого и Николая Гумилева родились приблизительно в одной местности. И была еще общая «африканская» страсть, которая у поэта вылилась в стихотворные произведения, а у художника воплотилась в сказочные маски: резьбу по дереву, эбониту, фторопласту, древесной коре, ореховой скорлупе и другим материалам, которые подворачивались ему под руку в свободную минуту.

Несмотря на фамилию, никакого отношения к Донецку семья Леонида Гавриловича не имела. Жили они сначала на хуторе Стенки, потом в поселке Солидарность. В экспозиции есть фото, на котором молодой Леонид Гаврилович занимается в ансамбле народного танца в ДК коксохимзавода.

Есть и фото в армейской форме. Юность выпала на период Карибского кризиса. Люди старшего возраста знают, что мир в тот момент находился на грани ядерной войны. А он был радистом, и оказался в числе наших солдат, которых тогда, под видом мирного населения, тайно переправляли на Кубу. И происходило это на виду у американских летчиков, которые следили с воздуха за процессом переправки… Так что совсем не «сказочным», а, наоборот, тяжелым и опасным оказалось единственное в жизни «заморское» путешествие паренька из горловского поселка.

Шахтерскую профессию Л.Г.Донецкий осваивал в ФЗО, однако работать пришлось на КХЗ, где также трудилась и его жена. Правда, работал совсем недолго, практически вся его дальнейшая трудовая биография связана со «Стиролом». Он был одним из тех, кто стоял у истоков цеха 1-Б аммиачного производства в период пуска, работал и в цехе 1-В, который строили французы. Сын Леонида Гавриловича, Александр, вспоминает, что в прежние годы стироловские кадры часто направлялись на обучение в Ленинград и Новгород. Бывал там в командировках и его отец. И там, говорит, он постоянно рисовал. Скорее всего, ни о чем серьезно не задумываясь, просто рисовал, не помышляя о каких-то художественных произведениях. Именно из Новгорода он привез свою первую самостоятельно вырезанную фигурку.

А вот тяга к путешествиям оказалась семейной. Ездили в район Туапсе, где жили родственники жены, любили Славяногорск. Во время отпуска часто все вместе отправлялись пешком, с рюкзаками, вдоль побережья Азовского моря, от Мариуполя до Урзуфа, останавливаясь в понравившихся местах. Отец тогда запросто мог из глины или песка вылепить маски или объемные фигуры, которые украшал ракушками. Александр это помнит, потому что тоже участвовал: отец просил подобрать камни особого цвета. Откуда ж было знать тогда, что годы спустя, уже после его смерти, друзья, знакомые, коллеги по работе, узнав о готовящейся персональной выставке, начнут искать его работы? В несчитанных количествах, в виде подарков, сувениров, брелоков, забавных безделушек разошлись они по всему городу. В экспозицию выставки попало всего 54 единицы – практически все, что осталось в семье мастера.

Что же это за работы? Выставочный стенд для их показа пришлось оборудовать зеркалом, чтобы видеть можно было не только с лицевой, но и с обратной стороны. Возможно, автор понимал, что в человеке много разных личин, много образов. Иногда на эбонитовых заготовках располагаются несколько изображений – в головных уборах и без, разных характеров, иногда веселых, иногда устрашающих. Есть фигурка забавного крестьянского мужичка, есть голова русского витязя, а рядом еще одна фигурка, напоминающая шахтера в каске… Но в основном все, конечно, напоминает Африку. Чередование светлых и темных тонов, стилистика, характерные выражения лиц… Рассматривать их так же интересно, как всматриваться во что-то живое, которое, кажется, способно измениться прямо у тебя на глазах.

По словам Александра Леонидовича, работал отец самыми обычными инструментами вроде перочинного ножика, обмотанного матерчатой изоляционной лентой. Вроде ничего особенного, но недавно он сам, говорит, попробовал было изготовить нечто подобное из того же материала и понял, насколько это на самом деле сложно.

Не случайно презентация началась песней на слова Н.С.Гумилева, которую напел Александр. Автор называл свою поэзию «музой дальних странствий», и, по мнению организаторов, выставку можно было назвать именно так. Надо отдать должное Л.И.Светлице: имея за плечами многолетний стаж работы в художественном музее, она сумела разглядеть божью искру в крохотной миниатюре, случайно попавшейся на глаза. По ее словам, она не только сама была удивлена, но еще и рассказала о работах Л.Г.Донецкого профессиональным художникам, и поняла, что они вызывают искренний интерес. С этого, признается, и появилась идея организовать выставку, рассказать о творчестве художника, тем самым подарив ему вторую жизнь. Как знать, возможно, именно сейчас во Дворце ДЮТ происходит открытие нового горловского художника?

На снимке: Л. Г. Донецкий с женой и сыном в Сочи (1979 год).