Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Иван Пыжов: Я считаю, что тут было предательство…

12 июня депутат горсовета Иван ПЫЖОВ отмечает свое 75-летие. Накануне юбилейной даты с ним побеседовал журналист «Кочегарки».

С Иваном Ивановичем мы договорились встретиться в его «втором доме» – помещении горкома компартии. Встретились в фойе, и он сразу же обратил мое внимание на стенд с фотографиями активистов и бывших руководителей городской парторганизации. Показывая на фото, давал краткую характеристику человека. В основном это были люди в военной форме, некоторые из них уже покинули этот мир.

– Да, – словно отвечая на какой-то свой внутренний вопрос, сказал вдруг Иван Иванович, – никогда не думал, что буду возглавлять городскую организацию.

Я тут же подхватил:

– А у меня как раз первый вопрос по этому поводу: как вы дошли до жизни такой, руководящей?

Мой собеседник понимающе улыбнулся, показывая, что оценил юмор, и пригласил в свой рабочий кабинет.

Кабинет действительно был рабочим: большие стеллажи, забитые книгами, стол с лежащими на нем аккуратными стопками бумаг и документов, несколько самых простых стульев вокруг стола и такое же «кресло» в виде обычного стула, за которым работает Пыжов. Ну и, конечно, – куда же без них! – довольно большие портреты Карла Маркса и Владимира Ленина. Завершало убранство кабинета несколько красных знамен.

…Кандидатом в члены КПСС Пыжов стал более полувека тому назад – рекомендацию в партию летом 1961 года ему давали боевые офицеры, и он их доверие с честью оправдал. Три с половиной года срочной службы в спецвойсках МВД (охранял ракетный завод в Ангарске) для коренного, с деда-прадеда, горловчанина пролетели быстро. Уволившись в запас, старшина и бывший замкомвзвода вернулся к мирному труду и, казалось, навсегда расстался с погонами. Работал на шахте им. Изотова, но, как тогда было принято, молодого коммуниста райком партии направил в органы внутренних дел. В дивизионе по охране канала «Северский Донец – Донбасс», штаб которого находился в Горловке, Иван Иванович начал работать в должности инспектора дорожного надзора. Далее – командиром взвода, заместителем командира дивизиона, начальником штаба и в 1976 г. – командиром дивизиона. За годы работы закончил заочно Донецкую среднюю школу милиции, а затем и Харьковский юридический институт. По работе не раз пересекался с тогда еще молодым, но уже директором Виктором Януковичем и даже дружил с ним. Впрочем, с командиром дивизиона, охранявшего «заповедные» зоны канала и водохранилищ, дружить хотели руководители и партийно-советских органов, и милиции, и судов – посидеть с удочкой в тиши любили многие…

В 80-х годах Пыжова назначили начальником штаба полка охраны. Пришлось каждый день ездить на работу в областной центр. А по сложившейся в полку традиции эта должность совмещалась с партийной работой – секретарем парторганизации. В те годы и был приобретен опыт партийной работы. На пенсию Иван Иванович ушел в 1991 г. в звании подполковника, имея за плечами почти 32 года выслуги. Можно, говорит, было работать и дальше – отпускать его не хотели, – но когда все кругом в стране рушилось и шло кувырком, продолжать службу уже не хотелось, хотя работа и была любимой. И тут Иван Иванович прервал свой рассказ. Видно было, что даже воспоминания о переломных в его жизни и жизни когда-то великой страны годах до сих пор вызывают у него чувство горечи и неприятия. И тогда я спросил у старого коммуниста, кто, по его мнению, виноват в развале КПСС и Советского Союза, ведь Сталин, принимая Конституцию 1936 года, в которой было записано право союзных республик на выход из состава СССР, как-то сказал, что никто реально этим правом воспользоваться не сможет, потому что в каждой республике есть своя компартия, а в каждой компартии – второй секретарь, то есть ставленник Кремля. Кто же «недоработал» – союзные компартии или вторые секретари?

– Я считаю, – ответил Иван Иванович, – что тут было предательство – и со стороны Горбачева, и со стороны Ельцина, которые развалили Советский Союз. Я его не разрушал и коммунистическую идею не предавал.

В 1996 г. Пыжов вернулся к партийной работе, в 1997-м возглавил городскую организацию Союза советских офицеров, а в 2001-м был избран 1-м секретарем Никитовского райкома партии. Через два года – 2-й секретарь горкома, а с 2008-го и по сей день – неизменный его руководитель.

– Иван Иванович, рано или поздно, но годы возьмут свое. Есть кому передать бразды правления?

– Да я хоть сейчас готов их передать. Главное, что есть кому – молодежь идет в партию, и мы готовим себе замену. Например, у нас есть два молодых коммуниста, которые окончили в Киеве трехмесячную высшую партийную школу – это 1-й секретарь Центрально-Городского райкома Алексей Карпушев и 2-й секретарь Никитовского райкома Тимофей Кузнецов.

– Ну вот, а кое-кто говорит, что сегодня в компартии одни только пенсионеры.

– Это не так. Да, у нас в Горловке из 426 членов партии 60% являются пенсионерами, но при этом 16% – люди до сорока лет. Это, конечно, мало, но тем не менее они есть. В прошлом году приняли в партию 38 человек, в этом – 12.

– Кроме партийной работы вы еще занимаетесь и депутатской деятельностью в горсовете. Как складываются отношения с местной властью – «воюете» с ней или сотрудничаете?

– Депутатом горсовета я являюсь с 2006 года. Сейчас в горсовете четыре депутата-коммуниста. Когда городским головой стал Евгений Клеп, он позвонил мне и изъявил желание встретиться с нами. Во время нашей беседы мы сказали, что будем поддерживать его во всем, что пойдет на пользу городу и его жителям, но никогда не поддержим, например, в повышении тарифов и тому подобное. Ну вот пока что с 2010 тарифы не повышались.

– Иван Иванович, а кто придет к вам в гости на юбилей: родные и друзья или коллеги по партии?

– Только коллеги по партии.

– Поскольку поводом к нашей встрече послужил ваш личный юбилей, позвольте спросить о личном: есть ли у вас мечта, и если да, то какая?

Пыжов на минуту задумался и затем ответил:

– Мечтаю о том, чтобы сбылось то, что записано в программе нашей компартии, – власть принадлежала трудовому народу, а в обществе царила социальная справедливость. Чтобы был социализм, а люди себя чувствовали свободно и счастливо, чтобы у них была уверенность в завтрашнем дне.