Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Высокое напряжение. На парне уцелели только… кеды

«Лучше бы я вскопал огород, как просила бабушка!», кается сейчас семнадцатилетний Сергей Ш. из Горловки, находящийся в реанимации ожогового центра ИНВХ имени Гусака АМН Украины с поражением 60 процентов поверхности тела.

Мама Елена очень переживает за сына. Сергей же мечтает успеть до начала учебы в 11-м классе наиграться в футбол. Конечно, подальше от трансформаторных будок.

В тот майский день он предпочел «трудовой повинности» поход с друзьями на ставок. Путь проходил через полузаброшенные очистные сооружения, где нет охраны, но что-нибудь интересное можно «раскопать». К примеру, противогазы, из резины которых получаются отличные рогатки. На всех средств гражданской защиты не хватило, а вот он успел схватить сразу два. Товарищ попросил поделиться. Он в сердцах бросил один в сторону трансформаторной будки. Тот вначале зацепился за какую-то железку, а потом свалился вниз. Сергей потянулся за ним рукой… и дальше ничего не помнит. Пришел в себя только по дороге домой, куда его вели друзья практически голым, набросив на плечи чью-то мастерку. На парне уцелели… только кеды. Всё остальное сгорело в пламени, вспыхнувшем от электродуги в шесть тысяч вольт.

— Ему повезло в том, что длилось это всего несколько секунд, почти как при ударе молнии. Сработала система защиты, парня отбросило, как один большой факел, — говорит руководитель ожогового центра Эмиль Фисталь. — Но загоревшаяся одежда сыграла свою черную роль. Пострадали дыхательные пути, голова, лицо, руки, туловище, ноги, в общей сложности 60 процентов тела.

В горячке Сергей не сразу понял, что досталось ему крепко. Друзья привели, усадили на диван. Там и увидел, что бабушка почему-то горько плачет. Потом была машина «скорой», два часа в местной больнице, доставка в областной центр и уже четыре операции.

— Он поступил к нам в крайне тяжелом состоянии, с ожогами второй-третьей степени на обширной площади и дыхательных путей, — рассказывает Эмиль Яковлевич. — Удалив омертвевшие ткани, мы очистили пораженные участки тела и закрыли часть их искусственной кожей, часть —  взятой у Сергея. Были применены и клеточные технологии. Лечение необходимо интенсивное, у пациента проявилась анемия: несколько раз переливали плазму, вводили белки, кровь. Сейчас, несмотря на то, что состояние продолжает оставаться тяжелым и потребуются еще операции, уже проводятся реабилитационные меры: физиотерапия, дыхательная гимнастика, лечебная физкультура.

Сергей настроен позитивно. А еще очень категорично по отношению к двум младшим братьям, которые тоже не любят засиживаться дома на каникулах. Маме тысячу раз наказал, чтобы не отпускала «искать приключения».

После того, как его историю рассказали на одном из телеканалов, многие приняли участие в судьбе парня и предложили свою помощь. Несколько тысяч на счет семьи на медикаменты прислал кто-то из Херсона, недавно в палату зашел совершенно незнакомый мужчина и, оставив 200 гривен, на вопрос, кто он, ответил — неважно.

 

…Начало лета выдалось для некоторых наших земляков слишком жарким не только в связи с повышением температуры за окном. Реанимация ожогового центра в прямом смысле слова переполнена жертвами производственных и бытовых травм, попыток суицида и вредных привычек — пьянства и курения в постели. На днях поступил еще один парень, пострадавший от удара током. Персоналу отделения  находиться под постоянным высоким «профнапряжением» не привыкать…

Если вы хотите поддержать Сергея и оказать посильную помощь, звоните по телефону 050-88-66-763.