Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Горловка в огне войны (4 часть)

Окончание. Начало 1, 4 и 6 сентября.

ИТАЛЬЯНЦЫ В ГОРЛОВКЕ

К рассказу В.А.Свеженцева о пребывании итальянцев в нашем городе особо добавить нечего. Единственное, что, на мой взгляд, следовало бы упомянуть, это причины, по которым итальянские солдаты и офицеры запомнились пережившим оккупацию горловчанам не как жестокие оккупанты, а (в отличие от немцев) как относительно толерантные к местному населению войска. Об этом мне довелось слышать еще в детстве от тех, кто пережил оккупацию. Об этом же в своей книге очень подробно рассказал и генерал Мессе, в годы войны командовавший Итальянским экспедиционным корпусом, а позже ставший маршалом и пользовавшийся в Италии большим авторитетом.

Причинами толерантности итальянцев к местному населению Мессе объясняет, во-первых, присущими его землякам человеческими качествами: добротой, незлобивостью и жизнерадостным нравом, а во-вторых, – прямыми указаниями военного руководства (то есть его самого и подчиненных ему командиров) итальянским войскам о том, чтобы не только не обижать жителей, но и относиться к ним с уважением и чуть ли не по-дружески. Генерал приводит немало примеров таких отношений. При этом Мессе прямо осуждает немцев за их высокомерие и жесткость по отношению к мирному населению оккупированных районов. И тут же называет причину этого, имеющую, по его мнению, исторические корни. Немцы, мол, являются потомками древних германцев, которые отличались грубым и воинственным нравом. А вот итальянцы – потомки славных римлян, известных своей высокой моралью, образованностью и благородством. Как вам такое сравнение итальянского аристократа? Не из-за такого ли отношения между командованием союзников (немцами и итальянцами) время от времени возникали недоразумения и даже серьезные размолвки, документально подтвержденные?

Ну а лично мне после прочтения книги Мессе вспомнился рассказ одной знакомой, мама которой иногда вспоминала события тех лет. На постой к ним определили молоденького, лет 18-ти итальянского солдата. Паренек был из крестьянской семьи, и этим обстоятельством не преминула воспользоваться хозяйка дома. Она так нагрузила постояльца работой по домашнему хозяйству, что со стороны юношу можно было принять за батрака. Но добрый и милый парень (по воспоминаниям мамы моей знакомой) только рад был этому – привыкший дома, в Италии, к нелегкому крестьянскому труду, он с удовольствием занялся им и в Украине. Ну зачем такому воевать? Постепенно мама и ее дочери так сдружились с «оккупантом», что стали воспринимать его как сына и брата. А он, в свою очередь, таскал в семью все, что мог, в основном продукты, в том числе и сладости, которые можно было раздобыть на военных продовольственных складах. Поэтому неудивительно, что в подобных ситуациях молодость могла брать свое, и в результате возникали не только дружеские, но и более высокие чувства. В этом смысле не случаен был и визит в Горловку итальянского историка и журналиста Джузеппе Д’Амато, разыскивавшего потомков таких союзов («Кочегарка» писала о его приезде и поисках детей итальянцев в прошлогоднем номере за 18 августа).

А СТОИТ ЛИ СПОРИТЬ?

В освобождении Горловки (точнее – Горловского района, включавшего, как уже говорилось, и другие населенные пункты) участвовали шесть стрелковых дивизий Красной Армии: 126-я, 127-я, 257-я, 259-я, 271-я и 346-я. Стремительное наступление велось почти одновременно с севера, востока и юга. Есть ли смысл спорить о том, воины какой из них первыми оказались возле «Дома Советов»? Разве от этого хоть как-то приуменьшится значение героического подвига остальных наших воинов, сражавшихся за освобождение Горловки от врага, многие из которых отдали за это свои жизни? Мне кажется, спорить об этом не совсем этично. Ну а то, что не все дивизии, участвовавшие в освобождении города, получили наименование «Горловских», – вовсе не объясняется, на мой взгляд, какими-то кознями Совинформбюро или других структур. Просто эти дивизии принимали участие не только в боях за Горловку, но и освобождали другие города Донбасса. Та же 259-я сд под командованием полковника А.М.Власенко, молниеносно освободив 4 сентября Никитовку и приняв участие 5 сентября в освобождении части Горловки, уже к вечеру того же дня ворвалась в Артемовск. Для пехоты это был невиданный темп. За что в изданном 8 сентября приказе Верховного Главнокомандующего 259-я и была удостоена наименования «Артемовской». Тогда же 127-й сд присвоено наименование «Чистяковской» (Чистяково – ныне Торез), 346-й сд – «Дебальцевской», а 126-й сд и 271-й сд – «Горловских». И никаких тут обид быть не может и не должно быть.

Совсем другое дело, что в последующие годы, когда народ торжественно отмечал дни освобождения своих городов, в эти города, как правило, приглашались и приезжали представители «именных» дивизий. В Горловку – «Горловских» 126-й и 271-й, в Артемовск – «Артемовских» 259-й и 266-й и т.д. И само собой разумеется, что номера именно этих дивизий чаще всего звучали во время проведения торжественных мероприятий. Наверное, именно это и имел в виду В.А. Свеженцев, говоря о незаслуженно «забытых» горловчанами Д.Д.Лелюшенко и 259-й сд. Да нет, никто никого не забывал, хотя доля правды в этом упреке и есть: если вспоминать и чествовать, то называть надо бы всех и всегда.

Кстати, в следующем году горловчане будут отмечать 70-летие освобождения города от оккупантов. Этому событию, как уже говорилось, посвящено немало строк, так что каждый желающий может освежить в своей памяти или заново узнать о том, как развивались тогда события, прочитать о подробностях боев, которые велись на подступах и в самом городе, восхититься мужеством наших воинов, проявленным в их героической борьбе за освобождение Горловки. В библиотеках города для этого имеется немало литературы, было бы только желание с ней ознакомиться.

Мы же лишь вкратце напомним о том, как в течение двух славных дней сентября Горловка была освобождена от врага. Вот как описывают эти события в своей книге наши историки-земляки В.Е.Сусликов и Д.Н.Титаренко: «Утром 4 сентября 1943 г. советские войска вышли на околицы Горловки. Части 259-й дивизии ворвались с севера в Зайцево и Байрак, группа Лелюшенко атаковала Никитовку и северную часть Горловки. Части 126-й и 127-й дивизий вошли в город с востока. А 271-я со стороны Енакиево. Немецкие войска оказывали непродолжительный отпор и ночью с 4 на 5 сентября 1943 г. отошли на укрепленные позиции по берегу Кривого Торца. В течение 4 сентября в уличных боях были освобождены северная и центральная часть Горловки, Калининск и Никитовка, а 5 сентября части 271-й дивизии освободили Пантелеймоновку, Михайловку и Озеряновку. Таким образом, 4-5 сентября вся территория Горловского района была полностью освобождена от немецких войск. Быстрота операции объяснялась в первую очередь значительным количественным и качественным преимуществом советских войск». А от себя добавим: и проявленными при этом нашими солдатами и офицерами образцами мужества и героизма.