Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

История города с высоты птичьего полета

Накануне своего профессионального праздника работники музея истории организовали экспедицию на одну из достопримечательностей нашего промышленного города – террикон бывшей шахты «Кочегарка».

У ПОДНОЖИЯ РУКОТВОРНОЙ ГОРЫ

Почему именно этот террикон? Да потому, что он в определенной мере является символом нашего города – именно на месте его расположения в свое время зарождалась Горловка индустриальная. Принять участие в восхождении на вершину террикона работники музея пригласили его друзей из числа творческой интеллигенции: библиотекарей, литераторов, художников, чиновников отдела культуры и журналистов. Многие из участников этой своеобразной экспедиции признались, что мысль побывать на городской верхотуре не раз их посещала, да все недосуг было: то времени не хватало, то погода «не климатила», то еще что-нибудь мешало. А тут – солнечный и не очень жаркий день, да еще и такой повод – приглашение друзей. Ну как не воспользоваться?

Забегая наперед, скажу, что это восхождение быстрой новостью разнеслось по городу, и уже через пару дней на «кочегаровский» террикон потянулась вереница любителей чего-то необычного. Своими впечатлениями и сделанными на «крыше города» фотоснимками они стали делиться в блогах и на городских интернет-сайтах. И, поверьте, там есть на что посмотреть. Впрочем, увидеть чудесные пейзажи Горловки, открывающиеся с 80-метровой высоты террикона, все-таки лучше своими собственными глазами.

Экскурсоводом у нас была научный сотрудник музея Лариса Урванцева, а весь процесс восхождения, пребывания на вершине и немного экстремального спуска на видеокамеру фиксировала ее коллега Ирина Маслюк. Свой рассказ Лариса Борисовна начала еще у подножия рукотворной горы. От нее мы узнали, что почти за сто лет работы шахты (с 1867 г. по 1964 г., когда террикон перестал «расти», а породу стали вывозить по канатке в район Горловского моря) горловчане-шахтеры «нарукотворили» 9 млн. 690 тыс. тонн породы – таков вес террикона, занимающего под собой 14,6 га.

С одной стороны, эдакой махиной можно бы гордиться, но с другой стороны, – это наша экологическая проблема, несмотря на проведенную рекультивацию. Хотя эту проблему, если подойти с умом, можно превратить и в преимущество. Недавние исследования показали, что отвалы террикона содержат едва ли не всю таблицу Менделеева. И если начать промышленную разработку горловских терриконов, т.е. переработку отходов шахтного производства, город может получить толчок к дальнейшему своему промышленному развитию, но уже не как добывающий, а как перерабатывающий.

Сегодня же террикон в результате рекультивации и естественных природных процессов покрыт зеленью: травой, кустарниками и деревьями, в основном – неприхотливой акацией. Она как раз цвела в те дни и пахла одурманивающе приятно. Впрочем, к чести наших предков, природоохранные мероприятия в районе шахты начались осуществляться еще в позапрошлом веке – в 1890-х годах. Тогда неподалеку был разбит питомник для озеленения вначале железной дороги (что должно было предохранять ее от песчаных и снежных заносов), а затем и соседней шахты. Тому есть документальные свидетельства, а в музее истории даже сохранился экземпляр изданного в 1885 г. журнала «Горное и горнозаводское дело», в котором упоминается об этой «экологической» инициативе горловчан, которая «заслуживает подражания и на других копях и заводах». Позже на месте питомника возник парк имени Горького. Кстати, разрешение на присвоение парку своего имени дал лично сам пролетарский писатель, к которому в письме горловчане обратились с этой просьбой.

ЧТО ВИДНО С ВЕРШИНЫ

Во время самого подъема рассказ Урванцевой был прерван по естественной причине – почти два десятка участников восхождения растянулись гуськом по ведущей к вершине тропе. А уже с вершины террикона открылся чудесный вид на город с высоты, как говорится, птичьего полета. Правда, самих птиц почему-то не было ни видно и ни слышно. Зато можно было увидеть все жилмассивы, поселки и крупные предприятия Все утопает в море зелени, а ближайший поселок шахты «Кочегарка» через несколько лет, наверное, вообще перестанет быть виден из-за подросших к тому времени деревьев. Останется виден разве что золотистый купол Свято-Николаевского собора, возведенного в 1905 году и пережившего времена атеистического разгула 20-х годов.

С высоты террикона хорошо просматриваются основные дороги и магистрали Горловки. Как рассказала директор музея Наталья Савенко, эти дороги «протоптали» еще наши далекие предшественники из числа древних скифов, сарматов, половцев, а также других кочевых племен, перекатывавшихся по территории Донецкого кряжа. Эта местность была очень удобна для их перемещения – несмотря на то, что на территории города берут свое начало 29 рек, крупных водных потоков, препятствующих движению, здесь не было. Потому и проходили по нашей земле ответвления даже Великого шелкового пути, а позже и тайные казацкие шляхи. Вообще-то тема горловских дорог – не их современного состояния, а древних путей, шляхов и трактов – отдельная и интереснейшая тема, ведь через нашу территорию проходили Залозный шлях (из Киева в Центральную Азию), Кальмиусский шлях-сакма (с Кавказа в Крым), тайный казачий шлях из Запорожья на Дон, Посолська дорога (из Москвы в Крым) и др. Так что Горловка стоит на перекрестке исторических дорог.

Таким образом, выходит, что первостроителям Горловки, вернее, железной дороги, соединившей центр империи с ее югом (Курск – Харьков – Азовское море), ничего придумывать не пришлось, и «железка» просто повторила один из путей, по которому перемещались наши предки. В том числе и киевские князья Олег, Игорь, Владимир Мономах и другие, воевавшие и усмирявшие разные кочевые племена за то, что те совершали дерзкие налеты на территорию Киевской Руси.

«КИЕВСКИЕ» ПРОТИВ «ДОНЕЦКИХ»

Невдалеке от подножия террикона был установлен памятный камень в честь 900-летия победы Владимира Мономаха со товарищи князьями и их дружинами над половцами в 1111 году. Правда, жители Изюма также претендуют на «место» этой битвы, но пока что убедительных доказательств у них нет. Да и у нас тоже, хотя в Академии наук на соответствующий запрос научных сотрудников музея истории и ответили, что «все может быть».

По этому поводу поделюсь и своим личным «открытием», вернее, версией. Покопавшись во Всемирной паутине, то есть Интернете, я нашел некоторые сведения о том походе киевских князей на половцев. Оказалось, что весной 1111 года было не одно, а два сражения с кочевниками. Первое произошло 24 марта у Донца, где русичи захватили два половецких поселения. А второе, решающее, – 27 марта на реке Сальнице. Здесь половецкие войска, имевшие большое численное преимущество, окружили русичей, но не выдержали их скоординированного прямого удара и были наголову разбиты. Так вот, по мнению известного историографа и гидролога А.П. Черныха, река Сальница – одна из тех 29-ти, которые берут свое начало на территории Горловки. А потому, как мне кажется, никто не должен обижаться и спорить: одна битва была под Изюмом, вторая – на месте будущей Горловки. Здесь интересна еще одна мысль, высказанная моим знакомым: если к истории подойти с юмором, то можно сделать вывод о том, что противостояние «киевских» и «донецких» имеет уже тысячелетнюю историю…

ИНЫЕ ВРЕМЕНА, ИНЫЕ НРАВЫ

Лариса Урванцева обратила внимание экскурсантов на вид бывшего Дворца культуры шахты «Кочегарка», здание которого отлично видно с высоты. Построено оно было, как известно, методом народной стройки в 1927 г. – к 10-летию октябрьской революции. Метод народной стройки, которым в 30-х годах в Горловке был построен также и стадион, подразумевает добровольный неоплачиваемый труд в свободное от основной работы время. Всего в Донецкой области в ознаменование той даты было возведено 10 таких дворцов Труда, как они тогда назывались. Прямо символизм какой-то: к 10-летию революции – 10 ДТ! Если следовать такой логике, к столетию изменившего мир события надо бы построить в области 100 новых дворцов. Но вряд ли кто такой идеей озаботится – другие времена, другие нравы и совсем иные приоритеты. Сегодня на бесплатный труд людей не воодушевишь, да и некому уже «вдохновлять и направлять». Ну а если бы даже власть озаботилась и решила построить новые очаги культуры, можно только представить себе, сколько бюджетных денег при этом ушло бы на «откаты» и прочие воровские штучки. Но это так, к слову.

А тем временем наш экскурсовод провела нас по периметру верхней площадки террикона, обращая внимание присутствующих на отлично видимые с вершины террикона «Стирол», коксохимзавод, Горловское море, железнодорожный вокзал и путепровод, которые вместе с ж/д веткой отделяли «старую» Горловку от «новой». Здесь находилась улица Конторская, позже переименованная в Интернациональную, а вот примыкавшие к ней улицы Садовая и Десятиная уже не существуют – завалены породой террикона.