Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Многодетные будни

У Елены Б. из Горловки 10 детей. 38-летняя мама воспитывает их сама. Старшего сына родила в 17-летнем возрасте, так и не доучившись в ПТУ на маляра. Потом появились, почти один за другим, остальные девять. Самый младший родился всего девять месяцев тому назад.

Живет многодетная семья в небольшом старом домишке в Калиновке, соседствуя с местным кладбищем. Жилье приобрели по доверенности лет семь тому назад за 2,5 тыс. грн. Правда, документы на себя до сих пор не переоформили. Дом, уже давно требующий ремонта, причем совсем не косметического, – с печным отоплением, вода на улице, удобства тоже. Ванной нет, поэтому меньшие дети купаются в детской ванночке, а старшие в тазу, предварительно подогрев воду.

Когда я зашла в этот дом, обстановка мне показалась настолько бедной, вроде семья едва концы с концами сводит. Дверь была открыта нараспашку, т.к. затопленная печь начала чадить прямо в комнату, пришлось загасить. В кухне на большом столе стоит электропечка с открытой спиралью, в зале – старый диван, такие же стулья, сервант, судя по дизайну, еще 60-х годов. Ковер на полу истерся и по цвету сравнялся с вытертой краской. Горит одна-единственная лампочка, без какой-либо люстры или абажура. В соседней комнате (всего их три) сидят ребята, они приболели, поэтому не в школе. Обращаю внимание, что стены не белены, местами облупились.

На какие же доходы живет эта семья? На данный момент почти четыре тысячи гривен выплачивает государство. Большую часть этой суммы составляет пособие на младшего сына: 100 тысяч гривен, положенные за рождение третьего и последующего ребенка, разбиваются по частям, и сейчас Елена получает по 1836 грн. в месяц, еще 130 грн. – по уходу до 3-х лет. Чуть более 550-ти гривен – социальная помощь по малообеспеченности, 613 грн. платят за двоих детей, в отношении которых она имеет статус матери-одиночки. 21-летний сын – инвалид детства, его пенсия составляет 784 грн. Если общий «доход» разделить на семью, получается менее 140 грн. в день. «Как вам удается жить на такие деньги?» – спрашиваю. «Сложно, – вздыхает Елена. – Покупаю впрок крупы, масло, овощи. Каждый день готовлю 12-литровую кастрюлю первого, второе не всегда получается. Вот сейчас долгов нахваталась – зимнюю одежду детям купила, теперь раздаю то, что назанимала».

Как бы в подтверждение своих слов Елена показывает мне три новые дубленки на девочек. Каждая их них стоит 400 грн., еще сапожки – по 170 грн. Также пришлось потратиться, собирая двойняшек в первый класс, причем в последний момент. Теплые ботинки для старшего сына – 350 грн. Зимний комбинезон с курточкой для младшего – 350 грн., хотя уже на следующую зиму он будет ему мал. На мой вопрос о комиссионках или сэконде, где хорошую одежду можно купить в разы дешевле, Елена словно отрезает: «Я не хочу, чтобы мои дети выглядели хуже остальных». Конечно, помогает тот факт, что шестеро детей обучаются в школе-интернате № 4, а значит, питаются за счет городского бюджета. Четверо живут в интернате, лишь на выходные приходят. А мальчишки ходят домой каждый день, чтобы помочь по хозяйству.

У Елены, на мой взгляд, есть возможность кое-что изменить, но она этим почему-то не пользуется. Вот элементарные примеры. Во дворе есть огород, но, судя по зарослям бурьяна, хозяйской руки он давно не видел. А ведь можно было бы выращивать овощи, зелень, хоть какие-то витамины для детворы. Уголь на эту зиму не заготавливали – в прошлом году покупали, оказался плохого качества, решили больше не рисковать. Топят дровами, которые ребята сами заготавливали. Но до конца зимы их не хватит, как будет дальше, Елена пока не знает.

Жить в квартире с удобствами, газом – вот мечта многодетной мамы. И тут я узнаю, что в 2007 году этой семье была выделена квартира в доме на ул. Медицинской. Четырехкомнатная, больше 80 квадратных метров. Централизованное отопление, правда, с печным очагом для приготовления пищи. Почему не переберутся туда? Ответ удивил: две недели пожили и съехали, трубы, мол, текут. Такая вот «причина»…

Вместе с помощницей депутата Виктора Кутаева – Надеждой Доломан с разрешения Елены мы побывали в этой квартире. Сухо, радиаторы теплые. Есть ванная и туалет. Условия для проживания намного лучшие, нежели в их нынешней хате. Необязательно печь растапливать, можно готовить на электроплите, главное, не надо переживать насчет дров и угля. Конечно, ремонт здесь тоже нужен, но поначалу хватило бы просто переклеить обои, а остальное может и подождать.

Но вот что выяснилось. Переоформив квартиру на себя и прописавшись там, Елена не удосужилась оформить субсидию. В собесе якобы сказали: либо соцпомощь, либо субсидия. Мне в Калининском УТСЗН объяснили: одно другому не мешает, только надо лично обратиться, заявление написать, справку о доходах предоставить. Этого не было сделано. И вот результат – в двери мы увидели такие квитанции: за тепло долг 22,7 тыс. грн., за воду (водомера в квартире нет) – 20,7 тыс. грн. Квартплата – почти 3 тыс. грн. Денег на их оплату, понятное дело, нет. С такими долгами теперь непонятно как и рассчитаться. Реструктуризация возможна, но откуда возьмутся деньги для ежемесячной платы?

Жаль, семья ведь все же хорошая. Дети накормлены, не бродяжничают, в криминале не замечены. Школу посещают регулярно, в интернате к Елене никаких претензий. Многих окружающих ее ситуация по-человечески волнует. Того же депутата Виктора Кутаева, его помощника Надежду Доломан. «Опекуном» этой семьи стала и директор супермаркета «Фуршет» С.А. Зинченко. Ее мама живет в этом поселке, бывая у нее, Светлана Александровна заглядывает и к Елене. То продукты занесет, то кое-что из одежды соберет. Летом путевки на море для трех девочек помогла оформить по льготной цене, даже отвезла в лагерь детей. Недавно семилетнюю Ксюшу отправила на санаторное лечение в Евпаторию, причем договорилась, что ребенок пробудет там аж три месяца. У девочки проблема с ножками, нужна операция. По возвращении ребенка из санатория Светлана Александровна планирует повезти ее на консультацию в Киев.

Много добрых людей вокруг. Но Елена говорит, что часто сталкивается и с другой позицией окружающих: кому и зачем рожала, думать, мол, надо было. И она не просит никакой помощи, чтобы не выслушивать подобные упреки в свой адрес. Потому и живет себе так, как есть. Только годы идут, дети растут – сможет ли мама дать им большее? Придет время взрослой жизни, в которой без образования и без профессии сложно придется.