Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Музей людей и паровозов

30 лет тому назад, 29 апреля 1981 года, в Горловке торжественно открылся музей локомотивного депо Никитовка. Красную ленту перерезал тогда ветеран труда, участник Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн кавалер многих орденов и медалей Почетный железнодорожник Сергей Гурьевич Коровин. И где-то рядом наверняка стоял заведующий этим музеем Юрий Андреевич Шестопалов. На своей должности он и по сей день, все время, кстати, на общественных началах.

О железной дороге 75-летний Юрий Шестопалов может поведать уйму интересного. Много лет он проработал машинистом, застав еще, вдумайтесь, паровозы! Локомотивная тематика – основная для музея: все-таки назначение депо обязывает. Однако в экспозициях Юрий Андреевич пожелал показать намного больше. Ориентиром в подборке материалов для него стала известная фраза В.И. Ленина: «Как в капле росы отражается окружающий мир, так в истории даже маленького предприятия отражается жизнь целого государства».

С рисунками 26 типов локомотивов на стенах музея соседствуют полный набор инструментов паровозного кочегара и небольшая коллекция банкнот эпохи революций и переворотов. Рядом с экспонатами о Великой Отечественной войне – семейные реликвии, подаренные музею, и номера многотиражек, некогда выходивших на станции Никитовка. Очень много фотографий – никитовские железнодорожники царских времен, первые комсомольские бригады, ударники соцтруда. Выставлены разные книги и инструкции, чертежи. Мое внимание привлекло несколько изображений паровоза ФД-20 («Феликс Дзержинский») в большом толстом альбоме. Юрий Андреевич сказал, что это очень детальные рисунки, по которым можно спокойно построить новый локомотив.

– Для музея была выделена комната площадью около 30 квадратных метров в административном корпусе, – рассказывает хранитель. – К слову, само здание депо относится к веерному типу с поворотным кругом и является, по сути, историческим памятником. На мое объявление о сборе экспонатов в коллективе живо откликнулись. Люди понесли самый разный и зачастую интересный исторический материал, иногда с горечью признавались, что совсем недавно выбросили такой-то предмет как старье. А для музея это был бы ценный экспонат. Кое-что попадало из вагонов с металлоломом. Наши же тепловозы везли их на меткомбинаты. Машинисты, помня о моем интересе к прошлому, вытаскивали из хлама всякую всячину. Глядите: этот фонарь завезли к нам из Германии в Первую мировую войну. Он работает на карбиде, правда, использовался редко за дефицитом как раз этого горючего вещества. А вон тот со свечкой внутри вешался в вагонах царского времени. Следующий – сигнальный фонарь, рядом с ним – светильник для путеобходчика. Эти лопаты, ломики, пики, резаки из кочегаровского инструментария я подобрал в своем же депо перед отправкой на переплавку. Кое-что, конечно, пришлось поправить, чтобы был, так сказать, товарный вид.

– Эх, если бы еще настоящий паровоз придали музею, – говорит о своей мечте Юрий Андреевич. – Вроде бы Никитовке выделили один ФД-20 из числа тех, что стоит в Донецком музее железной дороги. Его можно поставить на площадке перрона между багажным отделением и восстановительным поездом. Настоящая «изюминка» для станции и всего города! Но непонятно, кому брать на баланс и следить за объектом. А еще я хотел, чтобы рядом стоял старый вагон санитарного поезда. Туда бы перевести наш музей, чтобы получился единый комплекс…

ЦИФРА. В декабре прошлого года количество посетителей народного музея локомотивного депо Никитовка достигло 12 645 человек.

Идеологическую направленность музея с приходом новых времен Ю.А. Шестопалов менять не стал. В углу стоит, как и тридцать лет назад, красное знамя. Под стеклом в красивой рамке – оригинал газеты «Гудок», в которой сообщается о смерти В.И. Ленина. Есть бюстик и другого вождя. Усатое лицо «отца народов» мелькает на грамотах и плакатах 1930-х. По этому поводу задал Юрию Андреевичу вопрос.

– Идеология – это часть истории, которую сегодня просто коверкают, – категорично ответил хранитель. – Вот получил я документ, в котором сталинский портрет, но и фамилия человека, чья семья передала эту бумагу в музей. Мне непонятно, по каким соображениям уничтожается даже память о Сталине. Он был главой государства, Вооруженных сил СССР и, конечно, инициатором репрессий. Ничего нельзя отнимать…

Интересно, наведывались ли в музей локомотивного депо частные коллекционеры? Среди них встречаются такие проныры, что точно не пропустят реликвии в экспозициях. По этому поводу Ю.А. Шестопалов заметил, что да, бывали. Но ушли ни с чем.

– Один настойчиво предлагал выменять значок «Отличный паровозник – ударник сталинского прорыва», – улыбаясь рассказал Юрий Андреевич. – Ему сказал, что всем говорю: «Отсюда ничего не уходит – только сюда». И соблюдение этого правила будет главным требованием к моему преемнику.

Заведующий музеем Ю.А. Шестопалов был награжден почетным знаком «За особые заслуги в сохранении железнодорожных исторических памятников». Сам же он говорит, что ему было важно сохранить память о бывших коллегах, большинство из которых уже отошли в мир иной. «Всю жизнь люди проработали в локомотивном депо, и в нашем маленьком музее о них осталась память. Здесь мои товарищи по работе, как на ладони», – с гордостью сказал Ю.А. Шестопалов.

На снимке: Ю.А. Шестопалов.