Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Не урони себя во тьму

Необычная пара бросилась мне в глаза на концерте в музыкальной школе в Горловке. В высшей степени «неподходящая», если так можно выразиться. Очень уж не соответствовал их внешний вид «академической» атмосфере классической музыки.

Они сидели отдельно от других зрителей, у самой входной двери. А я случайно оказалась по соседству, и, наверно, так и не обратила бы на них внимания, если бы не одна странная деталь. Кинув взглядом в их сторону, заметила, что парень сидит с закрытыми глазами. За весь концерт на сцену он так и не посмотрел. Женщина – лет пятидесяти, одетая в одежду сильно нуждающегося человека. Парень ей под стать, только вдвое моложе, по виду сын. Два с лишним часа, пока со сцены звучала фортепианная музыка, он просидел совершенно неподвижно, опустив голову и закрыв глаза, словно прислушивался к чему-то, что не слышали остальные зрители.

Уже потом, выйдя из зала, я увидела, что женщина ведет его за руку вниз по лестнице, и глаза его по-прежнему закрыты. Только тогда меня наконец осенило, что парень слепой. До сих пор жалею, почему тогда их не догнала? Спросить бы, кто его научил слушать классику? Зачем ему Бах, Моцарт или Чайковский? Может, попался в школе хороший учитель или жизнь сама как-то подтолкнула, открыла путь к тому, чего требует живая душа?

А может, все намного проще? Человек, в силу материальной бедности имеющий слабое отношение к обществу потребления, не успел угодить в его сети. Образно выражаясь, не успел выстроить вокруг себя глухой кирпичный колодец из того, что навязывает цивилизация, потому и не утратил способность слышать, свойственную от природы.

Эта способность, считает преподаватель музыкальной школы № 1 М.С. Лаврик, лучше всего развита в маленьких детях. Заложенный природой инстинкт восприимчивости действует в них примерно до трехлетнего возраста, и до этого времени каждый ребенок практически гениален. Генетическую память, оставленную предыдущими поколениями, можно разбудить до семи лет. В семь, говорит, дети становятся «социальными индивидуумами», начинается школьная «стрижка» всех под одну гребенку, а дальше ребенок оказывается в упомянутом обществе потребления, бороться с которым в таком возрасте невозможно. И в десять лет у него уже имеется понятие практически обо всем – опыта нет, зато сколько угодно информации об окружающем мире.

Чтобы разобраться, с какой информацией сталкиваются дети на пороге жизни, настоятель храма Спаса Нерукотворного архимандрит Тихон (Кондрашов) предлагает сначала задуматься, чем вообще отличается христианское «духовное» воспитание от «светского», которое преподносит школа? В духовном смысле образование – это только часть воспитания. То есть далеко не каждый грамотный человек, закончивший школу, может считаться воспитанным и духовно полноценным. В светском, наоборот, воспитание – это часть образования. Научили тебя вежливо разговаривать с директором, не вертеться на уроках, запоминать и воспроизводить информацию, – остальному семья научит, а если не семья, то вся последующая жизнь. А жить придется среди точно таких же, как ты сам, «индивидуумов», которых для удобства общества остригли под общую гребенку. Готовых, простите за тавтологию, «к употреблению» в обществе потребления…

Интересная получилась у нас беседа с М.С. Лаврик и отцом Тихоном, когда я пыталась прояснить для себя, чего же они в сущности добиваются своим проектом «Лик Человеческий» (об этом проекте «Кочегарка» писала), который уже оформился в цикл духовных бесед на моральные и нравственные темы, происходящие в сопровождении классической музыки.

Вспоминают, что сначала ориентировались только на учащуюся молодежь. Потом заметили, что в зале появляется более взрослая публика, то есть люди, уже успевшие пожить, наделать ошибок, запутаться в каких-то проблемах, а в итоге еще и в детях своих увидеть продолжение своей собственной «истории». То есть получалось, что люди реально ждут чего-то такого, что не удается найти в обыденной жизни.

Даже среди верующих, признает отец Тихон, духовное воспитание встречается не очень-то часто. А среди неверующих его вообще никогда нет. Присмотритесь, как растут малыши в семьях? Особенно сейчас: отдали ребенка «электронной няньке», джойстику, телевизору, магнитофону, и т. д. и т. п., а что там происходит в его сердце, поди разберись. Не то что духовного, даже физического контакта нет с родителями! А эти новомодные конкурсы типа «Любовь с первого взгляда», когда и педагоги, которые, казалось бы, должны лучше других знать психологию и физиологию ребенка, устраивают какие-то непонятные игры из любви. Мягко говоря, непонятные. Потому что на самом деле ребенка искусственно приучают играть в любовь, не понимая, что он потом на всю жизнь запомнит и сохранит этот навык, полученный, к сожалению, в учебном заведении. И ничего хорошего из этого не получится. Потому что любовь – это главный поставщик духовной энергии, которая помогает человеку «дышать» и оставаться человеком в любых условиях. В нищете, убожестве, в тюрьме, в самом глухом углу безнадежности, где угодно, – отбить у него умение любить все равно, что лишить способности сопротивляться злу.

Вот как раз этот «духовный иммунитет» ко всякому внешнему злу, которое окружает каждого из нас в нашем «лучшем из миров», и считается главной целью духовного воспитания. Когда невозможно противиться внешнему, от него можно хотя бы отделиться. Музыкой отделиться, книгами, поэзией, добрыми мыслями, хорошими делами. Если верующий, – молитвой. В общем, огородиться всем тем, что возвышает и позволяет смотреть на проблемы и вопросы так, как они того на самом деле заслуживают, с пониманием их разрешимости.

Да, нелегко. Но, несмотря на то, что массовая «поп-культура» и общепринятые принципы «светского» воспитания (об этом надо помнить в первую очередь!) не оставляют, к сожалению, человеку практически ни малейшего шанса разбудить и проявить то высшее начало, которое было даровано от природы, все равно, говорят, возможно. И я, когда вспоминаю слепого парня, слушавшего концерт фортепианной музыки, понимаю, что в этом действительно что-то есть. Во всяком случае, стоит хотя бы попытаться, – вдруг получится…