Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Одного Сергея спасли, второго потеряли

«Кочегарка» несколько раз рассказывала об истории 11-летнего Сергея Стульского, получившего ожоги около 60 % тела в заброшенном автомобиле в конце августа.

В ноябре мальчика выписали из донецкого ожогового центра, но впереди еще несколько пластических операций, три назначены на январь, февраль и март. В конце ноября Сергей отправился в специализированный санаторий для реабилитации ожоговых больных. Поездка туда стала возможной после обращения Н.Е. Стрельцовой, председателя родительского комитета речевой школы, в которой учился мальчик, к руководству компании «Вода Донбасса». На предприятии собрали для этого 11 тысяч гривен.

Наталья Евгеньевна с самого начала стала для этого ребенка в прямом смысле слова ангелом-хранителем. Вместе с ней мы собирались навестить Сережу дома, но его мама сказала, что у нее «нет настроения принимать гостей». Ладно бы журналиста, которого ни разу не видела, но за женщину, которая так много сделала для спасения ее сына, стало обидно. В горздравотделе мне сказали, что впервые столкнулись с таким стремлением помочь чужому ребенку, к тому же сумев привлечь к делу его спасения множество людей. Перечислить всех, кто откликнулся, просто невозможно, так как этих людей сотни, и многие даже не называли себя. Одни смогли отдать несколько гривен, другие жертвовали тысячи. Аптеки, в которые обращалась Н.Е. Стрельцова, помогали перевязочным материалом, медикаментами, база «Азов» выделяла для питания мальчика красную икру, так как ему нужна была белковая пища. Сдать кровь пришли наибольшее количество доноров в истории станции переливания крови – 136 человек(!).

– Состояние ребенка при поступлении к нам оценивалось как крайне тяжелое, ведь кроме ожогов на теле, был ожог дыхательных путей и слизистой глаз, из-за чего он мог полностью лишиться зрения, – сказал в телефонном разговоре заведующий отделом термических поражений и пластической хирургии ИНВХ им. Гусака Э.Я. Фисталь. – Первая операция была сделана на следующие сутки, затем было проведено еще четыре по удалению мертвых тканей и трансплантации собственной и искусственной кожи. Сейчас ребенок выздоровел, восстановилось зрение, но он нуждается в длительной реабилитации до тех пор, пока не вырастет, так как организм растет, а рубцовые ткани нет.

Кто знает, может быть, по-другому все сложилось бы и у другого горловчанина, также Сергея, который был поражен электрическим током в трансформаторной подстанции в мае этого года, если бы рядом оказался такой же неравнодушный и активный человек. Увы, юноша умер в ноябре. Врачи не скрывают: да, случись такая травма еще лет пять назад, он не прожил бы и недели, но благодаря новым методикам лечения теперь такие больные выживают, другое дело – качество их дальнейшей жизни. О нем рассказывали сюжеты на всеукраинских каналах, писали «Факты» и, по словам журналистки Елены Смирновой, в ответ на это также откликнулось много людей. Но, как говорят врачи ожогового центра, для реабилитации главное восстановительная гимнастика, которой никто заниматься не хотел, рекомендации специалистов не были услышаны, поэтому парень был фактически «лежачим». К тому же родные настаивали на его транспортировке в Горловку. Его два раза по настоянию родственников переводили из ожогового центра, где условия для лечения таких больных являются оптимальными, в горловскую больницу, затем опять доставляли в Донецк. Может быть, свою роль сыграли и эти транспортировки, ведь они крайне нежелательны. Как я поняла, ни донецким, ни горловским врачам так и не удалось убедить маму и бабушку в правильности выбранной медработниками тактики лечения. Шел постоянный септический процесс и полиорганная недостаточность, несмотря на это парня забрали домой, где ему стало плохо. Вызвали «скорую», доставившую его в реанимацию, но смысла в этом уже не было… Бабушка, с которой я связалась по телефону, плача поведала, что это внук просил, чтобы его забрали домой, и они выполняли его волю…

Пообщавшись в ходе подготовки этого материала со многими людьми, в очередной раз огорчаешься из-за того, что в Горловке есть семьи, считающиеся неблагополучными. Им, как правило, стараются помочь, но не всегда это идет на пользу. И все же хотелось бы, чтобы никакая «страшная» история не отбивала желание у людей помогать тем, кто в этом нуждается, ведь оказавшихся в ситуации, когда стоимость лечения исчисляется десятками тысяч, немало. Кстати, и для реабилитации С. Стульского понадобятся еще деньги. Реквизиты для оказания помощи мальчику не изменились.