Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

«Прививка» от сочувствия

Не раз и не два в вопросах читателей, с которыми они обращаются в «Кочегарку», особенно в последнее время, сквозит недоумение: а что это такое случилось с телевидением? Почему вдруг сводки новостей начали открываться картинами жутких автомобильных аварий, репортажами с места убийств, демонстрацией разрушительных последствий пожаров и взрывов? «Меня колотит после таких новостей», – призналась одна женщина, сославшись, правда, на свой солидный возраст и расшатанную нервную систему. Да не одну только вас колотит, – хотелось мне ее утешить, но какое тут, если честно, утешение…

Скажите, разве нормальному человеку может прийти в голову каждый день ходить… на похороны? Просто так, от нечего делать? Вглядываться там в лица убитых горем родственников, слушать их рыдания, сочувственно кивать и соболезновать, совершенно отчетливо понимая, что помочь, увы, ничем не можешь? Ужас, по-моему. Так неужели телевизионщики, показывая крупным планом залитые слезами, распухшие лица, переполненные живым человеческим горем глаза, которые невозможно никак утешить, – неужели действительно не понимают, что они делают? Или им совершенно все равно, что показывать?

За всю жизнь я не встретила еще человека, которому было бы приятно видеть ТАКОЕ. По традиции, если в доме покойник, так даже зеркала принято занавешивать плотной тканью. Не случайная традиция. Не следует зеркалам видеть и запоминать страшные картины, связанные со смертью, ничего хорошего из этого не получится. Кстати, ведь практически в каждом доме в семейном альбоме есть фотографии, которые снимали на похоронах. Но как часто мы их разглядываем? Неужели каждый день? Да Боже упаси, с какой бы это стати?

А вот по телевизору что ни день, то демонстрация крови и смерти. И не только с территории нашего государства. Есть каналы, которые без комментариев дают видеоряд из зоны военных конфликтов: из Ирака, потом Ливии, Палестины, а теперь вот из Сирии. Или с территории стихийных бедствий, вроде землетрясений или цунами. Когда рыдающие люди несут на руках тела своих мертвых детей, только что извлеченных из-под обломков разрушенных зданий, – это зрелище вообще на кого рассчитано?

Но если те ужасы хотя бы можно просто не включать, то в нашем случае речь идет о центральных каналах. Сводку новостей все равно просмотреть надо, чтобы хоть ориентироваться в окружающем мире. Так неужели формат их должен быть именно таким, бессмысленно кровавым и беспощадным, не только к тем, кого показывают, но и к тем, кто смотрит?

Вряд ли телевизионщики правы. Их мотивы очень хорошо сформулировал в одной из своих последних книг известный русский писатель Виктор Пелевин. По нему, так основной принцип телевизионной популярности очень прост: «возьми чужую беду и как следует на ней пропиарься». Именно отсюда стремление некоторых журналистов и их редакторов сделать картинку как можно жутче. Вот только эффект оказывается прямо противоположным: люди просто перестают их смотреть.

Почему? Потому что с нами, людьми, не все так просто. Можно вспомнить «шкалу эмоциональных тонов» человека, изобретенную американским психологом Роном Хаббардом. О ней вообще очень редко говорят, и уж тем более не проходят в школе, а напрасно, по-моему. Потому что если посмотреть, то по шкале эмоциональных тонов состояние человека, испытывающего сочувствие (которое, естественно, испытываем все мы, когда видим по телевизору рыдающих стариков и искалеченных детей), так это состояние гораздо хуже, чем если бы мы просто испытывали физическую боль, ужас, отчаяние или страх. То, что нас заставляют чувствовать во время просмотра новостей, переносится человеческой психикой даже хуже, чем ненависть или отчаяние. По шкале Хаббарда сочувствие вообще находится где-то недалеко от полной физической смерти тела, практически рядышком. Ну а тогда понятно, почему человек не хочет ЭТО смотреть. Совершенно нормальная реакция, хотя бы в силу врожденного чувства самосохранения. И ничего тут нет удивительного.

В принципе, если все это как следует осознать, легко понимаешь, что произойдет, если человека (а особенно ребенка) кормят такими вот кровавыми зрелищами изо дня в день. Да еще приговаривая в «воспитательных» целях, мол, как же так, почему ты не сочувствуешь? Да ты бяка черствая, бездушная, как тебе не стыдно, у людей горе, а ты… В этом случае с человеческой душой произойдет то же, что обычно происходит с натруженной человеческой ладонью. Включатся защитные механизмы: сначала на ней появятся волдыри, а потом твердые мозоли, сквозь которые уже не только «телевизионное», но и свое, настоящее сочувствие не пробьется. Подумать страшно, что из такого ребенка вырастет! Совершенная аналогия с прививкой от гриппа, когда малые дозы вакцины вырабатывают в организме иммунитет на случай опасности от живого вируса. Только здесь вместо иммунитета – невосприимчивость и равнодушие к чужому горю. Не сможет душа нарастить «мозоли» — получится еще хуже: кровавые волдыри воспалятся и перейдут в болезнь, а от болезней психики, увы, ничего хорошего ждать не приходится.