Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

«Социалистический город» так и не родился

В статье под заголовком «Белые пятна» в биографии города» (12 марта) я попытался восполнить некоторые пробелы, которые, на мой взгляд, пока имеются в истории Горловки. Сегодня продолжу тему, изучая два события, которые взаимно переплелись, да так, что разобраться в происходящем совсем не просто.

В 1932 г. Горловка обрела свой нынешний статус. Причем не просто стала городом, а якобы должна была стать столицей новой, только создаваемой Сталинской области. Но этому якобы помешали… погодные условия. Как известно сегодня, когда член Политбюро ЦК ВКП(б) Л.М. Каганович прибыл в Горловку, то машина, на которой он ехал, застряла на площади возле шахты «Кочегарка». Вышедший из легковушки Л.М. Каганович утопил в грязи свои калоши, рассердился и приказал вернуться в Сталино, после чего настоял на изменении решения ЦК ВКП(б) об определении областного центра. Если эта история имела место быть, то должны быть и какие-то документы, по крайней мере, хотя бы пресловутое решение ЦК о будущей столице Донбасса.

– Никакого решения по этому поводу не было, – утверждает научный сотрудник исторического музея Л.Б. Прохорова. – Просто тогда создавалась новая область, и Каганович совершал объезд городов Донбасса, выбирая, какой из них мог бы стать областным центром. Что касается самой истории, то она известна только по более позднему рассказу одного из комсомольских работников того времени. Больше ничем она не подтверждена.

Так это или нет, гадать теперь вряд ли стоит. Но в том, что Горловка могла претендовать на звание столицы шахтерского края, сомневаться не приходится. Хотя бы потому, что, зная тогдашнее давление идеологии над всеми остальными сферами жизни, в Москве могли учесть, что именно наш город стал центром Донбасского вооруженного восстания в декабре 1905 г., а вот Юзовке (нынешнему Донецку) в отношении боевого революционного прошлого похвалиться особо было нечем. С этими рассуждениями согласна и В.А. Муханова, которая, будучи научным сотрудником исторического музея, досконально изучала тот период биографии города.

– Если бы не было намерения избрать Горловку центром области, то откуда бы взялись у нас областные учреждения типа «Донбассэнерго», – говорит Вера Александровна. – И не только это, ведь в те годы шло бурное строительство в городе…

Косвенным подтверждением этого может быть второе событие – строительство Новой Горловки. Хотя документов и по этому поводу не найти, однако кое-что можно обнаружить в периодике тех лет. Не буду пересказывать историю создания азотнотукового завода, который строили иностранные специалисты, и якобы так «подкузьмили», что восточный ветер теперь несет плоды его «утечек» на жилые кварталы. Та же периодика позволяет по-новому посмотреть и на этот аспект. Впрочем, перейдем к тому, что писали специалисты-градостроители. М. Давидович в статье «Принципы районной планировки Донбасса» («Советская архитектура», 1932, № 1) остановился на осуществлении концепции социалистического расселения (была и такая – А.А.) в нашем крае. По его словам, постановлением Сов-наркома УССР от 13 августа 1929 г. была создана правительственная комиссия по строительству новых городов Донбасса. Она должна была систематизировать все материалы по части развития промышленности соответственно пятилетнему плану с полным расчетом проектируемого жилстроительства. В ноябре появился ее доклад, в котором утверждалось, что «расположение рудничных и промышленных поселков, рост существующих городов и поселений городского типа проводится беспланово, без увязки с потребностями использования земель для специальных целей, без какой-либо стройной системы», отсутствует единый план развития района.

В начале 1930 г. комиссия наметила районы расположения новых городов. Градостроители Гипрограда (государственный институт строительства городов) УССР создали схему расселения в бассейне. Она предполагала создание системы городов-центров с населением в 100-150 тысяч человек. Учитывая отсутствие какого-либо пассажирского транспорта, расстояние от места жительства до производства должно было быть в пределах 1–5 км. Застройка поселков должна была производиться домами не выше 2-х этажей.

Были, в частности, определены и технико-экономические показатели для «первого социалистического города бассейна – Новой Горловки». Место для его строительства было выбрано на западе от существующего поселка (?!) Горловка. Планировалось, что в 1933 г. в городе будет проживать 30 тысяч жителей, а через 20 лет население увеличится втрое. С востока на запад он должен был вытянуться почти на 9 км, а с севера на юг – на 3,5 км. На северо-востоке и юго-западе предусматривалось сооружение ряда предприятий, на южной окраине большой клинический городок. Но вскоре и этого социалистическим мечтателям показалось мало, и было решено, что в перспективе в Новой Горловке будет проживать 250 тысяч человек.

Я не случайно привожу столь подробное описание – нынешние жители «первого социалистического города» смогут сами оценить соответствие проекта реальности. Однако вернемся к возможности превращения Горловки в областной центр. Судя по справке, подготовленной главным специалистом госархива Донецкой области Е.В. Запорожец, «в октябре 1932 г. …был представлен план жилищного, коммунального и культурно-бытового строительства, необходимого для размещения в 1933 г. областных учреждений в г. Горловке. Были предложены титульные списки строительства, проектирования и организации строительства, ориентировочной стоимостью 38 148 тыс. руб.; составлены списки оборудования, транспорта, стройматериалов, необходимых для строительства». Вроде бы все понятно, во всяком случае то, что речь идет о Горловке. А вот теперь – внимание: «Отведенная для строительства нового областного центра территория представляла собой плато с незначительным уклоном… Будущий город получил название Новая Горловка (в некоторых документах Ново-Горловка)». Так какой город, спрашивается, должен был стать областным центром: Горловка или Новая Горловка?

Ответа нет, хотя строительство тем временем велось ударными темпами. В первую очередь Дома обкома КП(б)У, облисполкома, жилых домов на 1000 квартир, гостиницы на 300 номеров, центральной почтово-телеграфной и телефонной станции, школы на 1000 человек, типографии, издательства, больницы на 300 мест, трамвайной линии, магазинов и пр., было предусмотрено мощение мостовых и настилка тротуаров. Было создано управление строительством Новой Горловки – «Горловскстрой». Но уже в январе 1933 г. стало ясно: программа строительства под угрозой срыва из-за незаконченности и проволочек в составлении и оформлении проекта планировки города, проблем с подвозом стройматериалов, крайне тяжелым финансовым положением генподрядчика «Донбассжилстрой» и ужасных бытовых условий для рабочих, больших задержек с выплатой зарплаты, перебоев в снабжении продуктами. А в конце мая 1933 г. строительство в Новой Горловке «областного центра» прекращается, за счет освободившихся средств развернулось строительство в г. Сталино, который с июля 1932 г. (выделено мной – А.А.) именовался административным центром Донецкой области.

Картина вырисовывается более чем странная. Планировалось одно, а на практике реализовалось нечто иное. Если Сталино уже было админцентром, то зачем было продолжать строительство областных учреждений в Горловке? Не правда ли, тогдашняя неразбериха во многом напоминает нынешнюю. Обещаний звучит много, а как доходит до дела, так крайнего, как говорится, не найдешь.