Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Состояние души

Накануне Международного женского дня корреспондент «Кочегарки» встретился с заведующей кафедрой отечественной и зарубежной истории пединститута, доктором исторических наук, профессором Г.П. ДОКАШЕНКО. Ее интервью предлагаем сегодня читателям.

– Галина Петровна! Многие приходят в профессию случайно, а вы?

– Напротив, очень осознанно. В классе 7-м или 8-м я уже определилась со своей любовью к истории, и «виноват» в этом был наш учитель истории Семен Вениаминович Минцер. Все, кто учился в СШ № 16, уверена, с благодарностью вспоминают этого прекрасного педагога.

– На ваш взгляд, преподавание истории это удел женщины или все же мужчины?

– Здесь можно бы сказать очень модно: в преподавании истории должна быть гендерная пропорция. А если проще, то я не вижу принципиальной разницы в женском или мужском преподавании. Или ты ее знаешь, или не знаешь, или ты умеешь ее преподавать, или нет. Третьего еще никто не придумал.

– Опять же, кому лучше доверять написание учебников по истории? Мужчине или женщине?

– Профессионалу. В этом вопросе на первом месте признак безусловного профессионализма. В начале прошлого века в конкурсе исторических работ победила «История украинского народа» Александры Ефименко. Работы были зашифрованы, и после их рецензирования и расшифровки организаторы конкурса даже засомневались: стоит ли отмечать работу женщины? К счастью, научная добросовестность и корректность победили. А.Ефименко стала первой женщиной – почетным доктором истории Харьковского университета. Пусть всегда побеждают научная компетентность и профессионализм!

– Сейчас исторические события отражаются достоверно или больше в угоду политическим пристрастиям?

– О, история дама очень серьезная, с ней «на ты» никак нельзя. Она не склоняет голову ни перед кем: ни перед царями, ни перед их слугами. Наоборот, она требует этого от них. Мне кажется, что сейчас созданы предпосылки для исторической правды. Слишком уж много лет у нас пытались превратить историю в девочку на побегушках. Она не прощает такого отношения к себе и жестоко мстит. Мстит не столько тем, кто пытается ее использовать, сколько их потомкам. Мстит невежеством, бездуховностью, жестокостью, беспамятством… Мстит, собственно, тем, от чего мы детей оберегаем.

– Как вы в качестве заведующей кафедрой настраиваете людей на хорошую работу? Есть какие-то свои методы?

– Только добрым словом. У нас на кафедре небольшой коллектив, кстати, с преобладанием женщин. Я знаю имена детей и внуков всех моих коллег, их возраст, их увлечения и даже их проблемы, а они также хорошо знают моих близких. У кого-то торжество – мы поздравляем друг друга, а в трудные минуты обязательно приходим на помощь.

– Скажите, трудно жить, постоянно находясь на виду?

– Выбирая профессию преподавателя, я понимала, что буду на виду у своих учеников, у своих коллег. Это совсем не трудно, если ведешь себя естественно, не работаешь «на публику». Что касается некоторого повышенного внимания ко мне, я к этому, пожалуй, привыкла, поскольку еще с детства часто находилась в центре событий: была командиром пионерского городского штаба, потом активной комсомолкой, отличницей в школе и университете.

– Что для вас важнее – дом или работа?

– Дом, но при наличии работы. Мне трудно представить себя занятой только домашними делами, тем не менее приоритетом является дом. Я не захотела, да и не смогла бы делать карьеру в ущерб дому. Не представляю свою жизнь без детей, а теперь уже и без внуков. У нас два прекрасных внука и мы надеемся, что дети порадуют еще и внучками.

– Бытовые проблемы способны испортить вам настроение?

– К сожалению, да. Может быть, ненадолго, но я слишком люблю свой дом и потому болезненно реагирую на них. Например, я трижды уже побывала в КП «Сервис» с заявкой на отсутствие тепла в одной из комнат, и меня очень расстраивают по-прежнему холодные батареи.

– А по натуре вы больше оптимист или пессимист?

– Безудержный оптимист, и пытаюсь найти позитив даже в негативных явлениях.

– У вас уже есть все или остались мечты?

– Конечно, есть мечты, и их много. Они касаются внуков, детей, научных планов. И гардероба тоже. Ведь я была и остаюсь женщиной и превращаться в «синий чулок» не собираюсь.

– Какие излишества, по-вашему, вы себе позволяете?

– Ну, насчет излишеств это вы слишком. Очень люблю поездки, путешествия. Однако стараюсь при этом максимально соизмерить их с кругом научных интересов. Например, хочу побывать во всех славянских странах. Без этого, конечно, жить можно, но лучше все увидеть своими глазами, ведь мой основной курс лекций в институте – это история южных и западных славян. Хочу побывать в музеях, хочу походить по тем улицам, где когда-то творилась славянская история, хочу немножко пофантазировать, углубиться в века непосредственно на месте.

– В чем вы себя ограничиваете?

– Всегда стараюсь делать все сообразно своим физическим, психологическим, финансовым возможностям, при этом максимально учитываю интересы детей, внуков, мужа. Но все равно к вечеру ног под собой не чую.

– Вам приходилось «менять себя» ради чего-то?

– Менять – да, ломать, к счастью, не приходилось. И надеюсь, не придется. Мы живем не на необитаемом острове, и чтобы комфортно чувствовать себя среди людей, а людям комфортно было с тобой, мне кажется, надо быть готовым к переменам.

– Говорят, мужчины и женщины нынче чуть ли не поменялись ролями. Вы о современных мужчинах какого мнения?

– Я ведь уже сказала, что безудержный оптимист и хорошего мнения о современных мужчинах. А может ли быть иначе, если в нашей семье пропорция в соотношении мужчин и женщин – 5:3? Попробуй здесь быть плохого мнения о них! Другое дело, что сейчас, к сожалению, многое от мужчины не зависит. Он становится уязвимым со всех сторон. Как, например, учитель-мужчина может обеспечить семью при нынешней зарплате? При этом слышим хор голосов: мужчина нужен школе. Так если действительно нужен, давайте не будем унижать его такой зарплатой.

– Какого мужчину вы считаете идеалом?

– Никогда не была сторонницей определять идеал показателями: высокий – не очень, худой – упитанный, блондин – брюнет. Для меня важен только один показатель – я с ним, как за каменной стеной.

– Вы верите в тезис, что в споре рождается истина?

– Я не люблю споры. Научные дискуссии – да, споры – нет. В спорах только садится голос и ухудшаются отношения.

– Ваш супруг – известный в Горловке человек (прим. ред. – В.Н. Докашенко ректор пединститута, депутат горсовета), а на работе и дома вы всегда рядом. Это сложно переносить?

– Вы хотите спросить, как я его переношу? Не слишком ли его много? Мне – нисколько, тем более что на работе мы и не рядом. У нас много общих тем, есть выработанные приемы «мирного сосуществования». Например, если мы не достигли согласия по какому-либо вопросу, то просто откладываем принятие решения. И, знаете, помогает. Я не помню ситуации, в которой бы мы не достигли «консенсуса», но конфликтности таким образом избегаем. Я бы сказала, что рядом мне не сложно. Не рядом – сложно, уже на второй день мужниной командировки начинаю думать и планировать приезд. Я знаю, что надо готовить борщ со свиными ребрышками, лепить вареники. Зимой, чтобы была квашеная капуста с мерзлым салом и вареной картошкой, ну и все остальное, что к ним полагается…

– Как помогает в семейной жизни общая увлеченность историей, тяга к путешествиям?

– Хорошо помогает. Жесткий ритм нашей жизни, ответственность, которая возложена на мужа, иногда приводят к желанию все забыть. И тогда, весь издерганный и измочаленный, он спрашивает у меня, к примеру: «А не хочешь ли ты посмотреть Хотинскую крепость?». Я точно знаю, что хочу, как точно знаю и то, что на следующий день мы уже будем на другом конце Украины. Общая увлеченность историей помогает и в научных планах. Сейчас мы работаем над совместным изданием с рабочим названием «Історичні пам’ятки української провінції». Мы объехали уже половину областей Украины, увидели истинные культурные сокровища и, возможно, увидели их последними, поскольку состояние памятников просто удручающее. Чтобы их увидели и другие, – все стараемся запечатлеть, описать и этим привлечь внимание власть предержащих к богатству и одновременно бедственному состоянию памятников нашей истории. Поэтому я очень поддерживаю увлечение мужа фотографией, тем более что в этом мы усматриваем еще и художественный аспект.

– А Донецкую область исследовали?

– Да, конечно. Очень надеюсь, что в этом году мы закончим работу над хрестоматией исторических и природных памятников Донетчины. Надеемся издать ее в качестве учебного пособия для наших студентов-историков. Для этого собираемся просить благословение у преосвященнейшего Митрофана, митрополита Горловского и Славянского, так как большая часть исторических памятников области – это православные святыни. Боюсь, что студенты даже не подозревают, среди какого исторического богатства они живут. Впрочем, и не только они. С областью связывают многое, но только не богатство истории. И очень жаль!

– Ваши пожелания читателям «Кочегарки».

– Здоровья всем, мужчинам быть мужественными, а женщинам – женственными. Желаю терпения, оптимизма, желаю того, чтобы были они счастливы в труде и в семье, чтобы дети их только радовали, чтобы с каждым днем у них было все больше оснований для оптимизма.