Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Сточный угол

Известный казацкий род Кротиновых гораздо старше нашего города. Несколько веков представители этой фамилии проживали в районе Железной Балки на северной окраине жилмассива Строителей. Когда не то что микрорайона – самого города в помине не было, они уже пахали здесь землю, пасли скот, воду добывали из колодцев, а предков хоронили на крохотном семейном кладбище, где и сейчас еще сохранились каменные кресты почти полутысячелетней давности.

Вот только жизнь Григорию Павловичу Кротинову, последнему из многочисленной кротиновской родни, оставшемуся на «родовой» земле, выдалась не ахти. Особенно в последние десять лет, когда коммунальные неурядицы «Строителя» волей-неволей стали для его дома источником постоянной опасности.

Улица Оленина, на которой стоит  дом, расположена в самом нижнем краю жилмассива. Не берусь гадать, какой там перепад высот между проспектом Ленина и ею, а только смотрится «Строитель» из Железной Балки снизу вверх, как настоящий террикон, вершина которого теряется за девятиэтажными домами. Крохотная речушка на дне балки – местный водосборник, в который во время дождей и снеготаяния стекаются все поверхностные воды. И надо ж было такому приключиться, что во время строительства жилмассива одну из его главных улиц, Генерала Казарцева, проложили прямиком к тому участку, где уже находился дом Кротиновых! В результате угол двух улиц – Казарцева и Оленина – оказался напротив его дома.

Понятно, тогда никто не хотел и даже представить не мог, что со временем нижняя окраина «Строителя» окажется зоной бедствия для расположенных здесь частных домов. Не только дом № 33, где живут Кротиновы, но и соседние № 31 и 35, и еще несколько домов по этой улице, вплоть до № 49, вдоль Железной Балки, – все они оказались в зоне стока поверхностных вод. Грязь, мусор, перемешанный с дорожной пылью и растворившимися остатками ГСМ, – словом, все, что «продуцируют» люди в процессе жизнедеятельности, несет вниз, в сторону природного водосборника. А на полпути находятся дома тех, кто давно успел обжить эту территорию…

Конечно, для сбора поверхностных вод еще во времена строительства была проложена система ливневой канализации, – обязательно, как же без нее! И много лет она работала исправно. Был нормальный колодец, от него шел отвод в ливневку. Пока у Григория Павловича получалось устеречь от воров решетки на колодцах-приемниках, все было нормально. «Но в 2000-м году, – рассказывает 78-летний ветеран-горняк, – воры меня самого «выследили», и в результате с ливневки исчезли 11 решеток». После этого открытые колодцы очень скоро забились мусором и бытовыми отходами, а чистить их оказалось некому…

Мы с Григорием Павловичем стоим на краю громадной, метра четыре глубиной, ямы, вырытой напротив его дома. «Вы к самому краю-то не подходите, – предупреждает он, – не ровен час. Мы и так детвору гоняем: влетит кто по незнанию, костей не соберет». Эта яма – результат работ по прочистке ливнестока, которые выполнялись здесь минувшей зимой силами подрядной организации «Донецкая мехколонна-95». Специально пригоняли из другого города большегрузную технику, а когда пробивали засор, на Казарцева и Оленина дома ходуном ходили. Но так ничего толком и не сделали. За лето ямища успела обрасти со всех сторон высокой травой, так что с дороги ее не сразу даже и заметишь. Поначалу ее огораживала пестрая ленточка, а потом и она куда-то исчезла.

После того как во время ливня на участке у Кротинова смыло деревья, в соседнем дворе повредило асфальт, а дом, нерушимо стоявший с 1959 года, начал давать осадку, пришлось принимать экстренные меры. Так что сейчас во дворе у Григория Павловича – целая система для сбора ливневых вод, через огород проложена труба и бетонный лоток длиной метров 70, к самой речке. Но все равно, признается, в зимнее время «на коленях из двора вылезаем, а назад съезжаем, извините, на «пятой точке».

Вот и обивает ветеран пороги всех инстанций. Куда он только не обращался… Разве что в суд не подавал, куда, кстати, и отправлял его прежний городской голова И.А. Сахарчук. По той простой причине, что деньги на ремонтно-восстановительные работы, которых с каждым годом требовалось все больше (в начале 2008 г. – 50 тыс., в конце – 70 тыс., а еще через год – уже 90 тыс. грн.), по словам специалистов, в бюджете были не запланированы. И даже те работы, которые выполнялись минувшей зимой и которые оцениваются в 200 тыс., до сих пор, как мне сказали в УЖКХ, не оплачены. Потому и яма не зарыта, что работы собираются продолжать. Может, и упомянутые 200 тыс. грн., на поверку, совсем не такие уж большие деньги, как нам кажется? И вообще интересно, сколько на самом деле необходимо бюджетных средств, чтобы привести этот «сточный угол» в порядок?

Гадать не берусь, знаю только одно: колодцы по-прежнему распахнуты настежь и замусорены, а ливневые потоки по-прежнему несутся мимо этих колодцев прямо в реку, попутно снося со дворов все и вся…