Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

В Зайцево сложилась гуманитарная катастрофа

Поселок Зайцево в Горловке, который подвергается постоянным обстрелам, похож на затерянное место.

 

Об этом на своей странице в Facebook написал глава ГУ Нацполиции Украины в Донецкой области Вячеслав Аброськин.

По его словам, поселок производит впечатление вымершего, однако на самом деле в нем продолжают жить люди. «Полиция появилась в поселке 12 дней назад. И как признались мне местные жители, «если здесь, даже у нас, появилась полиция, значит, мы еще кому-то нужны, значит, государство нас не забыло», — написал Аброськин.

В данный момент, по его словам, в поселке продолжают жить 270 человек (до войны жителей было около 900). Среди тех, кто остается в Зайцево, — 8 детей, шестеро из которых на летний период отправлены в Святогорск на оздоровление. Большинство местных жителей — пенсионеры, но пенсию получают единицы, поскольку Зайцево относится к «серой зоне», поэтому все соцвыплаты заблокированы.

«Без преувеличения, в селе гуманитарная катастрофа. У людей нет питьевой воды, имеющаяся в колодцах по своему составу непригодна для употребления. Один продуктовый магазин с «космическими ценами», со слов местных жителей. Нет стационарной телефонной связи с внешним миром. Мобильная связь почти не работает. Нет транспортного сообщения. Нет нормального медицинского обеспечения. И выехать некуда», — описал ситуацию Вячеслав Аброськин.

Он отметил, что сейчас люди в Зайцево выживают благодаря поддержке украинских военных, которые делятся с ними своими продуктами питания. «По словам местных жителей, они с военными стали одной семьей. Помогают немногочисленные волонтеры. Встретили двоих представителей евангельской церкви, которые привозят в поселок хлеб и бесплатно его раздают», — рассказал глава ГУ Нацполиции.

«Больше всех меня поразил Михаил Тополенко. Шахтер-инвалид, 1947 года рождения, из-за болезни ампутированы обе ноги. Он проживает один. На мое предложение помощи сказал следующее: «Живу, чтобы жить. Все необходимое есть, питаюсь всем, что есть, обслуживаю себя сам. Труднее всего было этой зимой. Электричества не было, воды нет, но выжил — было немного угля», — написал Аброськин.

«Пока ходили по поселку была мертвая тишина. Одна из женщин, наших сегодняшних проводников, сказала, что жутко страшно, лучше была бы уже стрельба, знали бы что делать. С ее слов, обстрелы поселка из минометов и танков происходят ежедневно. В конце разговора прозвучала всего одна просьба от этих людей: «Не бросайте нас», — резюмировал он.