Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Ветераны вспоминают войну: «Только отошел от госпиталя на 20 метров, как его взорвали»

Накануне Дня Победы «КП» в Украине» задала пять актуальных вопросов героям Великой Отечественной.

1. Что вас радует в современной Украине, а что огорчает? 

Петр Лавриненко, 90 лет, ветеран войны: 

— Особо огорчает, что про ветеранов забыли. И это, конечно, неприятно. А так пока нечему радоваться – все, что происходит в нашей стране только огорчает.

Николай Лойка, 90 лет, ветеран войны: 

— Сейчас в Украине меня ничего не радует. Раньше наша страна была в десятке передовых в мире, а что мы видим сейчас? В селах люди вымирают, сельское хозяйство – разрушено, это касается и промышленности.

Николай Лукин, 90лет, ветеран войны. 

— Жаль, что наши чиновники – предатели, которые опустили страну на дно. Но если б мне предложили отдать жизнь за процветающую и преуспевающую Украину, я бы не задумывался и отдал.

2. Вы скучаете без парада на 9 мая или достаточно одного на День независимости? 

Петр Лавриненко: 

— Не нужно его проводить каждый год. Для Украины это мероприятие обходиться в кругленькую сумму. Целесообразней было бы эти деньги потратит на что – то более необходимое. Тем более в стране сейчас идет война.

Николай Лойка: 

— Обязательно должен быть военный парад на 9 мая. Это же событие мирового значения — День Победы в Великой Отечественной войне. На минутку только представьте себе — фронт тянулся целых 6 тыс. километров — от Белого до Черного морей.

Николай Лукин, 90 лет: 

— Конечно, нужен. Еще во времена войны поэт Роберт Рождественский говорил: «Память – верьте люди, — всей земле она нужна. Если мы войну забудем, вновь придет война». Вот она и пришла…

3. Смотрите ли вы современные фильмы о войне? Насколько они правдивы? 

Петр Лавриненко: 

— Во времена войны я достаточно насмотрелся на кровь и страдания людей, поэтому фильмы о войне не  смотрю.

Николай Лойка: 

— Если говорить о современных фильмах, то там много неправды, а исторические события часто искажены. Другое дело – советские. С удовольствием их пересматриваю. Очень нравиться такие как «Аты-баты, шли солдаты», «В бой идут одни старики». Советую эти фильмы посмотреть и молодежи.

Николай Лукин: 

— Более точно рассказать о военных событиях и о фронтовой жизни не может никто, кроме самих ветеранов. Только из первых уст можно узнать, как все на самом деле происходило. А в фильмах много неправды.

4. Сейчас переименовывают улицы, связанные с советским прошлым. А как бы вы их назвали? 

Петр Лавриненко: 

— Я однозначно против этого. Чиновники любят много говорит и толком ничего не делать. Только задуматься, это же сколько надо денег потратить, чтоб переименовать эти улицы? И главный вопрос – зачем? Что от этого измениться? Лучше б эти деньги направили на помощь ветеранам.

Николай Лойка: 

— Я категорически против. Часто улицам присваивают название каких – то неизвестных людей, а то и вовсе называют в честь тех, кто был на стороне нацистов. Вот, например, улицу Луначарского переименовали в Андрея Шептицкого. А он же благословлял немцев, когда те прорвались во Львов. А теперь в честь него названа улица? И таких прецедентов много.

Николай Лукин: 

— Как можно уничтожать историю? Французы говорят: «Мы королю можем голову снести саблей, но памятник ему мы никогда не тронем». Памятники, названия улиц – это все история и ее нельзя уничтожать по велению властей.

5. Ваше самое яркое фронтовое воспоминание?

Петр Лавриненко: 

— Когда в 1945 году около 5 часов утра по радио сообщили, что закончилась война. Невозможно передать словами те чувства, которые я испытывал со своими собратьями. Это было самое радостное событие в моей жизни.

Николай Лойка: 

— Так получалось, что мне на войне постоянно везло и судьба постоянно улыбалась. Хотя было много разных ситуаций, в результате которых я мог бы погибнуть. Однажды, когда мне было 18 лет и я принимал участие в Ясско-Кишинёвской операции. Тогда в двух метрах от меня разорвалась мина. Товарищ погиб на месте, а я получил ранение. Взрывная волна ударила в спину, в результате разорвало легкое. Сразу же командир части отправил меня в полевой госпиталь. Помню, внешне он выглядел как обычная хата, а в средине все койки там были заняты раненными. Эта ситуация меня сильно угнетала, и я решил уйти оттуда. И как только я отошел на 20 – 30 метров, как услышал взрыв. Госпиталь взорвали, в прямом смысле слова от него ничего не осталось. Если б я еще на пару минут там задержался б, меня не осталось бы в живых.

Николай Лукин: 

— Было очень много разных историй, но  хорошо засели в памяти воспоминания, связанные с Голодомором. На то время я был 8 — ми летним мальчишкой и у меня было еще две младших сестры – 2- х и 4 – х летнего возраста. Всех нас воспитывала бабушка, родители погибли. Аж мурашки бегут по спине, когда вспоминаю те времена – нечего было есть, люди умирали с голоду. А для того, чтоб получить полбуханки хлеба, надо было пройти восемь километров от села и там еще выстоять длинную очередь. Там люди сидели от изнеможения и бессилия. И вот в один из таких дней я пришел туда по хлеб. Я оказался в очереди 523 – м и когда наконец получил этот кусок хлеба, то по дороге домой его съел. И сразу же одумался, а как же сестры они голодные, ждут меня. И я снова вернулся туда, чтоб получить еще хлеба. В тот день милицейский смиловался надо мной, и я проскочил без очереди.