Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Женщины и бизнес в Украине: Путь к сверхбогатству

Крупный бизнес остается в Украине делом мужским. Доля женщин среди самых состоятельных украинских бизнесменов остается стабильной, несмотря на череду экономических кризисов, — в рейтингах самых богатых украинцев, женщины, уже не один десяток лет, занимают всего 5-6% позиций. Почему?

В абсолютном меньшинстве

В рейтинге издания Forbes Украина за 2020 г. среди 100 обладателей наибольшего бизнеса присутствуют 5 женщин. Столько же их было и в рейтинге «Золотая сотня» издания Корреспондент за 2010 г.

Правда, рейтинги дают не совсем точную оценку. К примеру, ни в тот, ни в другой не вошла депутат Верховной Рады и экс-министр социальной политики Наталья Королевская. Ее состояние в 2008 г. эксперты и деловые СМИ оценивали в $235 млн. Понятно, что кризисы «подрихтовали» эту цифру в сторону уменьшения. И тем не менее: нижний порог рейтинга Forbes Украина в 2020 г. составил $95 млн. Поэтому Н.Королевская в любом случае должна там присутствовать.

Другое дело, что она предпочитает не афишировать собственный бизнес, делая акцент на политической карьере – и тем самым усложняет задачу составителям рейтингов.

Так же следует сделать поправку на то, что в ряде случаев женщины ведут дела совместно с мужьями. А это не то же самое, что самостоятельно создать бизнес-империю и удержать ее на плаву. Но мы зачастую и не знаем, кто в таких тандемах «первая скрипка», учитывая, что жены публично уступают пальму первенства мужьям из-за гендерных стереотипов в обществе, а на самом деле командуют и ими и совместным бизнесом.

С другой стороны,- почти у всех входящих в топ-100 мужчин есть жены, но они не участвуют в управлении бизнесом и его развитии. Поэтому семейный характер ведения дел у ряда женщин не умаляет их способностей и достижений.

В качестве примера можно взять позицию №22 в рейтинге за 2020 г. Ее занимают Владислав и Ирина Чечеткины, владельцы интернет-магазина «Розетка» с состоянием в $380 млн.

Официальная версия гласит, что именно Ирине принадлежит идея создания проекта интернет-торговли. И что первое время его развитием занималась именно она. А Владислав подключился позднее: когда стало понятно, что проект перерос статус startup и резко пошел в гору.

Однако в дальнейшем, якобы, именно он стал «локомотивом», который вытащил «Розетку» в лидеры украинского сегмента интернет-торговли. Ирина при этом, не отошла от дел и продолжает ими заниматься.

По данным СМИ, бизнес-отношения между супругами Чечеткиными оформлены юридически, за каждой стороной закреплена доля в 50%.

В этом контексте можно отметить и Татьяну Колесник, которая вместе с братом Дмитрием находится на позиции №70 в рейтинге за 2020 г.

Совместно они владеют агрохолдингом АСТ, стоимость их активов эксперты оценили в $120 млн. Но при этом, по данным СМИ, Дмитрий является «первой скрипкой» и владеет мажоритарной долей в семейном бизнесе.

Впрочем, есть и обратный пример: Н.Королевская, которая является бизнес-лидером в супружеском союзе, а ее муж Юрий Солод довольствуется второй ролью.

Еще один пример семейного присутствия женщин в большом бизнесе — Ольга Куценко, совладелица группы «Олком» (мелитопольские молокозавод и маслоэкстракционный завод, киевский масложиркомбинат) совместно с мужем Евгением.

В 2010 г. их состояние оценивалось экспертами в $98 млн, супруги занимали 78 строчку в рейтинге «Золотая сотня»…

Приоритеты и стереотипы

Впечатляющее доминирование мужчин в данном случае имеет простое объяснение: чем крупнее бизнес, тем большей отдачи времени и внимания требует он от своего владельца. По крайней мере, на этапе становления. А, в наших реалиях, для женщин приоритетом, по-прежнему, остаются семья и дети.

Тем не менее, анализ топ-100 самых богатых бизнесменов за разные годы опровергает расхожий стереотип о бизнес-леди как об этаких сухих, черствых «грымзах», живущих исключительно работой. У большинства входящих в рейтинги женщин есть семьи и дети. Это означает, что совмещать невозможное (как многим кажется) на самом деле вполне реально.

Среди самостоятельно ведущих бизнес надо выделить владелицу киевского производителя лекарств «Фармак» Филю Жебровскую и собственницу алкогольного холдинга «Баядера» Наталью Бондареву.

Ф.Жебровская в рейтингах присутствует уже давно: в 2010 г. по версии составителей «Золотой сотни» ее состояние оценивалось в $257 млн – 67 место. В 2020 г. – уже на 14 месте, с оценкой в $480 млн.

Что правда, сейчас 70-летняя Ф.Жебровская отошла от непосредственного управления компанией, еще в 2017 г. передав его племяннику Владимиру Костюку.

Сама основательница компании возглавила ее наблюдательный совет и контролирует только стратегические решения нового менеджмента, не вмешиваясь в операционное управление.

Точно так же отошла от бизнеса и владелица FIM Group Оксана Калетник, которая после 2014 г. уехала из Украины, вышла замуж за шотландца и большую часть времени проводит в путешествиях по миру.

По этой причине она отсутствует в рейтинге за 2020 г., а в 2010 г. в «Золотой сотне» находилась на 98 месте с капиталом в $45 млн.

Основой ее бизнеса была недвижимость: ряд бизнес-центров в Киеве (на ул. Магнитогорской и Линейной), несколько ресторанов в Киеве и Киевской обл.

Родственные связи

Каким же образом женщинам удавалось стать владельцами крупного бизнеса? Анализ биографий участниц рейтингов показывает, что стартовый капитал и необходимое влияние они чаще всего получали благодаря родственным связям.

Например, отец Н.Королевской был директором угольной шахты в Луганской обл. Это позволило ее старшему брату Константину в начале 1990-х гг. заняться мегаприбыльным металлоломным бизнесом.

В его компании «ЭТКО» (позднее переименованной в «МЕТА») и начинала работать Наталья.

Позднее при помощи отца вошла в угольный бизнес (по данным СМИ, контролировала нелегальную добычу в «копанках», добытая продукция сбывалась через госпредприятие «Ровенькиантрацит» благодаря налаженным связям с его тогдашним генеральным директором Юрием Зюковым).

Позднее Н.Королевской приписывали контроль над Червоноградской углеобогатительной фабрикой (ЗАО «Западная угольная компания» Львовская обл.). При построенных в начале 2000-х гг. «схемах» в госсекторе углепрома именно на обогатительных фабриках оседает основная прибыль от угледобычи.

Однако, получив старт от семьи, Королевская могла и выдохнуться на дистанции. Она же, наоборот, нарастила капитал и упрочила бизнес за счет своего политического влияния. Так, во времена премьерства Юлии Тимошенко, Королевская, входившая тогда в ближайший круг лидера БЮТ, была куратором всего углепрома Украины, фактически, управляя профильным министерством…

Во многом родственными связями объясняется успешный выход на орбиту большого бизнеса и О.Калетник, отец которой в 1990-е гг. занимал должность начальника управления в министерстве лесного хозяйства Украины.

Хотя сама она это и отрицает – утверждая, что всего добилась сама. Тем не менее, надо вспомнить и про ее дядю — Николая Калетника, депутата Верховной Рады нескольких созывов. Благодаря ему Оксана получила входной билет в украинскую политику, став депутатом ВР от Коммунистической партии Украины (КПУ) в 2012 г.

Н.Королевская и О.Калетник в этом смысле могут считаться классическими образцами олигархической модели бизнеса: когда его владельцы либо сами занимают высокие государственные должности, либо на этих должностях находятся их близкие родственники.

Например, Игорь Калетник, двоюродный брат Оксаны, с середины 1990-х гг. занимал высокие руководящие должности в таможенных органах, а с 2007 г. регулярно избирался в ВР от КПУ.

О политическом влиянии владелицы О. Калетник того периода многое говорит тот факт, что в 2012 г. свою кандидатуру на выборах в ВР по округу, где она выдвигалась, снял местный аграрный олигарх Алексей Порошенко, отец будущего президента Украины.

Ольга Куценко тоже вошла в крупный бизнес благодаря родному брату Олегу Олексенко, генеральному директору Мелитопольского маслоэкстракционного завода и депутату Верховной Рады 2002 г.

Ирина Чечеткина и ее муж Владислав стартовый капитал (они утверждают, что первоначально вложили в «Розетку» все свои сбережения, $250 тыс.) заработали в компании SkyLine, владельцем которой является Вячеслав Чечеткин, старший брат Владислава.

Справедливости ради, нужно сказать, что использование родственных связей для создания экономического или политического капитала — это распространенный инструмент и в Украине и за ее пределами. И мужчины используют его, не меньше чем женщины. Просто в агрессивной украинской бизнес-среде, женщинам без него было бы тяжелее добиться результатов, чем в той же Европе, где бизнес-климат более мягок и цивилизованнее.

Self-made woman

К женщинам, вошедшим в топ-100 без помощи родственников, относится совладелица группы «Эпицентр» Галина Герега.

Дела она ведет совместно с мужем Александром, но их случай – это когда нет деления на первый и второй номера — оба по сути являются бизнес-лидерами.

В 2010 г. в «Золотой сотне» они были на 33 месте с состоянием, оцененным в $400 млн, в 2020 г. в топ-100 от Forbes-Украина – на 4 месте с $1,3 млрд.

Начинали с того, что возили из Польши в Украину керамическую плитку, из этого мелкого «челночного» бизнеса со временем создали крупнейшую в стране сеть по продаже стройматериалов.

Но и на этом не остановились, начав развивать аграрное направление. Сейчас земельный банк супругов насчитывает 160 тыс. га, превышая по площади показатели агрохолдингов Рината Ахметова и Петра Порошенко.

Как утверждает Г.Герега, они ежегодно направляют в развитие бизнеса (по всем направлениям) $300 млн. Даже среди топ-10 самых состоятельных украинских бизнесменов далеко не у всех такие объемы инвестиций.

Галина с «красным» дипломом закончила Киевский торгово-экономический институт, затем успешно строила карьеру в советский период: от мастера производственного обучения в киевском кулинарном училище до главного инженера объединения №906. Это предприятие общепита включало столовые и буфеты Высшей партийной школы.

Знакомство с партийной номенклатурой очень помогло на этапе становления бизнеса, когда Гереги открывали в Киеве первый строительный гипермаркет.

СМИ утверждали, что тогдашний столичный мэр Александр Омельченко посодействовал строительству «Эпицентра» в Оболонском районе.

Быстро поняв, что большой бизнес в Украине невозможно создать и развивать без присутствия в органах власти, Г.Герега благодаря накопленному капиталу в 2006 г. впервые проходит в Киевсовет от партии «Гражданский актив Киева».

В 2011 г. становится секретарем Киевсовета, в 2012-2014 – и.о. мэра Киева (фактически городом в это время руководил глава киевской городской госадминистрации Александр Попов).

Затем «передает вымпел» мужу. Александр Герега регулярно избирается в Верховную Раду с 2012 г. по округу №192 в Хмельницкой обл.

Таким образом, как и в рассмотренных выше примерах, создать и развить обширную бизнес-империю Г.Гереге помогало присутствие во власти: лично и через мужа.

То же самое можно сказать и о Ф.Жебровской, брат которой, Павел Жебривский, был депутатом ВР трех созывов, губернатором Житомирской и Донецкой обл., начальником главного антикоррупционного управления генеральной прокуратуры Украины и аудитором Национального антикоррупционного бюро Украины.

Что же касается построения бизнес-империи «Фармак», то для Ф.Жебровской это было достаточно просто.

В момент, когда в 1995 г. киевский химико-фармацевтический завод им. М.В.Ломоносова оказался на грани остановки, она работала там главным бухгалтером. Затем, стала председателем правления, постепенно сосредоточив активы этого предприятия в своей собственности.

Позднее в орбиту «Фармак» был включен построенный «с нуля» завод в Шостке. Его строительство началось в 2014 г., в 2016 г. завод начал выпуск лекарственных субстанций и готовых препаратов – способствуя росту капитализации и прибыльности «Фармак», на который сейчас приходится 10% производства лекарств в Украине.

Таким образом, Ф.Жебровскую можно отнести к категории «красных директоров». Как и генерального директора Борщаговского химико-фармацевтического завода (г.Киев) Людмилу Беспалько. Ее состояние в 2010 г. оценивалось экспертами в $41,1 млн, она занимала 130 место в рейтинге топ-200 журнала «Фокус».

Но есть и другие примеры: не те, когда успешные женщины-предприниматели идут во власть для дальнейшего развития бизнеса, а когда — наоборот, уходят из власти.Чтобы в дальнейшем, используя полученные на госслужбе связи, «раскручивать» собственное дело до впечатляющих масштабов.

Это о Наталье Бондаревой и ее родной сестре Ольге Нечитайло (ныне покойной), создавших холдинг «Баядера» (включает винзавод в Коблево, ООО «Национальная водочная компания», Николаевский коньячный завод, Велико-Устюгский ликероводочный завод, РФ).

С 1991 г. официально бизнесом в их семье занимался только Святослав Нечитайло, сын Ольги, которая работала в горловском горисполкоме, причем с 1991 г. – заместителем мэра.

Поскольку тогда Святославу было всего 17 лет – можно согласиться с предположениями СМИ, что фактическим владельцем и управленцем «Баядеры» была влиятельная чиновница, а ее сын служил прикрытием.

Активно помогала развитию семейного бизнеса и Наталья Бондарева, в лихие 1990-е гг. занимавшая должность заместителя начальника горловской городской налоговой инспекции.

Тем не менее, того влияния и административного ресурса хватило бы только для ведения дел на местном уровне: держать в Горловке десяток-два ларьков. Чтоб построить компанию общенационального масштаба, на которую сейчас приходится примерно треть всего украинского водочного рынка – для этого местечковых связей явно недостаточно. Но Горловка – это же Донбасс. А Донбасс породил не мало загадочных капиталов. В данном случае интересно то, что край «крепких хозяйственников» и «суровых мужчин», дал отечественному бизнесу именно женский бизнес-дуэт. А если добавить к ним ту же Королевскую, то можно говорить, что вышеприведенные гендерные стереотипы этого региона заметно пошатнулись за последние 30 лет…