Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Фронтовая Горловка: чем грозит шахтный метан?

«В последние дни проблема утечки и проникновения на поверхность шахтного метана стала темой номер один, как для местных властей города от «ДНР», так и для СМИ», — написал на своей странице в Facebook горловский блоггер Никита Синицин, который попытался разобраться в ситуации.

 

По словам местного горного инженера, это действительно может стать серьезной угрозой для горловчан, правда, при соблюдении ряда условий опасность можно свести до минимума.

Прежде всего, что из себя представляет метан? Он почти не растворяется в воде, легче воздуха, и как остальной «не бытовой» газ не имеет запаха. При концентрации в воздухе в замкнутом пространстве от 6,5 до 14% — взрывоопасен.

Исходя из этих особенностей и следует оценивать опасность шахтного метана для жилых и прочих зданий.

«Метан очень легкий газ, большая его часть состоит из водорода, который «тянет» газ вверх. Так что, на мой взгляд, опасность его концентрации именно в подвалах жилых домов — невелика. Метан найдет много лазеек, чтобы выйти из замкнутого пространства и подняться вверх. Скорее всего, при этом он будет скапливаться на верхних этажах домов, между перекрытиями и в подъездах жилых домов. Его опасность, как и у любого не бытового газа — незаметность для глаза и носа, а при достижении концентрации метана 6,5% возникает опасность взрыва. При этом, при концентрации газа выше 16% никакого взрыва уже не будет, так как ему не будет хватать кислорода для горения. На предприятиях используются специальные приборы и датчики для контроля за содержанием метана, которых в жилых домах Горловки разумеется нет», — акцентирует внимание горный инженер одной из шахт ГП «Артемуголь».

По словам собеседника, наиболее уязвимым местом жилого дома, в котором возможен взрыв, для метана являются подъезды.

«В результате боевых действий в квартирах и подъездах было выбито много стекол. Закрывали его зачастую подручным материалом — фанерой, полиэтиленовой пленкой. Если их плотно прибить, то они не пропускают воздух, а значит и не дают просочиться наружу и рассеяться в воздухе метану. Получается, газ скапливается в помещении, если его не проветривать. Допустим, в квартирах есть свои системы вентиляции, если они работают, жильцы также могут проветривать помещения, но вряд ли таким же образом проветриваются «окна» подъездов из пленки и фанеры. В результате, именно в подъезде может накапливаться метан, особенно, если в нем стоит домофон, который открывают очень редко. Как итог, при накоплении в подъезде взрывоопасной концентрации (наиболее опасна 9,5% — автор) любой открытый огонь — спичка, сигарета, зажигалка, может привести к взрыву», — уточняет источник.

В целом, по словам собеседника, простейшим способом избежать концентрации и опасности которую она несет для людей — частое проветривание помещений, чтобы дать возможность легкому метану «уйти» из дома и рассеяться в атмосфере.

«У метана есть такая особенность: он когда как бы загорелся, но еще не взорвался, чуть-чуть как бы шевелит воздух. Отсюда, наверное, разные легенды. В общем, мистика, но он взрывается как бы не сразу. То есть зажег спичку, и успеваешь понять, ЧТО сейчас произойдет. В науке это называется «период индукции», а в шахте говорят — «Шубин провел рукой по волосам» — так рассказывали выжившие после взрывов метана горняки» — добавил собеседник.

Для читателей не из Донбасса, Шубин — персонаж шахтерского фольклора на Донбассе, «хозяин» шахты и покровитель, иногда злой, шахтеров.

Однако, в целом, практическая вероятность выхода на поверхность шахтного метана и его концентрации в опасном для взрыва объеме очень невелика.

«Даже не знаю сколько времени нужно продержать в абсолютно герметическом состоянии подвал, квартиру или прочее помещение, чтобы в нем скопилось количество метана, достаточное для взрыва. На практике это фактически невозможно, если, конечно, не забетонировать его наподобие саркофага», — уверен специалист.

«Обращаюсь ко всем, кто радостно или горестно постит информацию о накапливающемся в подвалах Горловки метане, от которого страдают жильцы. В своем природном состоянии метан НЕ ИМЕЕТ ЗАПАХА! Запах имеет только газ, используемый в быту, когда в него добавляют специальные вещества, позволяющие уловить запах и понять, что где-то произошла утечка, поэтому обнаружить концентрацию метана возможно только при помощи специальных датчиков. В этом и заключается коварство этого газа в шахтах. И не надо не забывать, что глубина выработок в Горловке — 1 км. То есть, это естественный фильтр протяженностью 1000 метров, через который газу еще нужно проникнуть.

Как может быть ядовитым легкий газ метан? Чтобы человек стал задыхаться, метана в окружающем воздухе должно быть больше, чем кислорода, но в такой концентрации любой газ ядовит.

А вообще, с «легкой руки» журналистов, Горловке не привыкать носить сомнительный титул пороховой бочки Донбасса, то из-за Горловского химического завода, то из-за метана. Теперь к этому еще добавился фактор пропаганды. Жаль, что при этом никто не вспоминает об элементарной химии.

Впрочем, в недрах горловских шахт действительно скрыто немало «убийц», причем гораздо более тихих, чем раскрученный в СМИ метан. Но об этом в другой раз», — подводит итог Синицин.