Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Головная боль из-за скамейки

Нет скамеек во дворах – плохо: присесть негде. Есть скамейки – тоже плохо: компании собираются, пьют, курят, орут, мусорят.

На соседней улице одна женщина попросила мужа смастерить столик и две лавочки прямо под окном. Педагогический такой приемчик: чтобы сын-подросток не бродил с компанией приятелей неизвестно где, а был как бы под присмотром. Месяца два все были довольны. Мамы знали, где ребята; соседка посматривала краем глаза, чтоб спиртным не баловались, а у мальчишек было постоянное место сбора, да еще удобное такое. Позже они и крышу соорудили, на случай дождя. Но прознали об этом чудном месте парни постарше. Стали после ребят сходиться, на скутерах съезжаться. И чуть не до утра шуметь. А муж соседки, как нарочно, в командировку отбыл. Десять дней она пыталась их из окошка образумить, но тщетно.

– А потом сил не стало, вышла поговорить по-человечески. Так они меня обругали, на моих лавочках сидя, представляешь? Схватила я ведро с помоями, выскочила и окатила с размаху, – сверкая глазами, рассказала женщина. – Они матерились, но разбежались.

– Ну, ты смелая, – восхитилась я. – Хоть бы мужа дождалась.

– Так дождалась. Думаешь, я чего такая смелая – муж сзади стоял. С топором.

– Понятно, почему сразу разбежались. Топор – это веский аргумент.

– Да нет, он топор взял, чтоб лавочки порубать. «Рубай, – кричу я ему, – чтоб ни щепки не осталось!».

Вот так и окончилась «лавочная эпопея». А как хорошо начиналась. Другие мои соседи – пожилая пара – проблему скамеек решают так: днем вынесут, посидят сами или с приятелями, побеседуют. А вечером убирают. Вот я и думаю: что мы за люди такие – даже на скамейках посидеть не умеем по-человечески.