Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Как мы отмечали католическое Рождество

Когда подходит 25 декабря и я слышу словосочетание «католическое Рождество», в памяти в первую очередь всплывает один эпизод. Было это в 90-е, когда экономика Украины лежала в руинах, средняя зарплата составляла 7-10 долларов в месяц, а наше молодое государство не имело дипломатических представительств в большинстве стран.

Решили мы большой компанией (21 человек) поехать паломниками на Святую землю, в Иерусалим. Мы не имели денег, не знали толком хотя бы английского и маршрута для нашего одолженного на время поездки автобуса. Естественно, такая идея могла прийти только в молодые, буйные и не особо обременённые здравым смыслом головы. Но нам она казалась сногсшибательной и достойной воплощения.

Компания состояла из галичан, киевлян и меня – приглашённой в качестве «представителя молодёжи Восточной Украины». Так получилась всеукраинская молодёжная группа, что помогло найти достаточно спонсоров для оплаты виз. Каждый из нас должен был сдать сухарями десять буханок хлеба и килограмм очищенных орехов – ну, вдруг мы в пустыне заблудимся. Для этой же цели в багажник автобуса загрузили 40-литровую цистерну с водой. Ещё был у нас «НЗ» – неприкосновенный запас: трёхлитровый бутыль с салом, бутыль с мёдом и водка. Водку нам посоветовали взять «челноки» – мол, хоть и Восток, но в отдельных случаях она заменит валюту.

Добирались мы до Иерусалима три недели, попадая в переделки, испытав массу приключений. Несколько раз умудрились заблудиться, полагаясь на приблизительные карты, слова пастухов и случайных путников, владеющих несколькими английскими фразами. В турецких горах только 10 сантиметров отделили нас от пропасти, в Иордании наш автобус пригрозили расстрелять из орудий: ну, не поняли мы, что шлагбаум посреди пустыни – это государственная граница с Израилем. Когда иорданские пограничники (Сирия через свою территорию в Израиль не пускала, и мы поехали через Иорданию) отобрали у нас документы – до рассмотрения ситуации королём Хусейном, – мы были ужасно удручены. Поогорчавшись с полчасика, достали свои пресловутые карты и обнаружили, что в пяти километрах – Мёртвое море. Ничтоже сумняшеся, рванули туда. Оказалось, то место, где решили окунуться в воду, – зона конфликта, и назад к погранцам наш «бусик» провожали два танка. Примерно из таких моментов состояла вся поездка, так что можете себе представить степень насыщенности нашей тогдашней жизни.

Посещение Иерусалима – отдельная тема, каждый вынес из Вечного города свой, очень личный опыт. Но когда цель была достигнута, неуёмная сила потянула нас домой. Обратно домчались за шесть дней, упросив водителей ехать посменно, днём и ночью. Въехав в Болгарию, остановились в каком-то небольшом селе и скупили в местном магазинчике все батоны. Наконец-то мы ели настоящий белый хлеб, а не пресные восточные лепёшки! А поздно вечером пересекли границу с Румынией, и тут кто-то вспомнил, что сегодня – 25 декабря. «Ура, – заорали все радостно, – у католиков – Рождество!». Все истосковались по дому, родным; Украина была совсем рядом, а Восток с его укладом и пением муэдзинов казался недавним сном. Переполнявшие душу чувства требовали выхода, и мы кинулись праздновать. Никого не смутил факт, что среди нас не было ни одного католика: Рождество и «праздник возвращения» органично сплелись воедино. К тому же пребывание в Иордании и Сирии дало нам урок: там зачастую мирно сосуществуют христиане с мусульманами, по-соседски помогают друг другу, вступают в браки, не меняя религиозных убеждений.

Автобус остановили у обочины, салон украсили, чем под руку попалось. Пели колядки, батоны и сало из «НЗ» резали огромными ломтями… Посреди этого праздника жизни через передние двери вдруг ввалилась толпа молодых людей спортивного телосложения и с хищными лицами. В те времена в Румынии и Болгарии промышляли рэкетиры, наши же соотечественники: останавливали автобусы с «челноками» и требовали у них энную сумму в валюте за безопасный проезд. Вот за такой «купеческий дилижанс» эти ребята приняли наш автобус. Войдя, они несколько минут молча пытались осмыслить происходящее: две группки пели, перекрикивая друг друга, посередине трое пытались вывалить на полбатона загустевший мёд из банки, а в уголке самые шустрые срочно уничтожали не пригодившуюся водку. К браткам подошла львовянка Орыся и весело уточнила:

– Вы рэкетиры, да?

Те озадаченно хмыкнули, а девушка сообщила:

– Если вы хотите денег, то их у нас нет. Зато на задней площадке у нас почти два мешка сухарей, можете забрать.

Первый вошедший недоверчиво протиснулся к мешкам, заглянул в оба и прокричал своим:

– Прикиньте, у них тут правда сухари!

Затем обвел салон взглядом и спросил:

– А вы вообще кто такие?

– Паломники! Из Иерусалима возвращаемся, – радостно сообщили мы вразнобой.

– А-а-а… Ну, тогда счастливого пути, – задумчиво пожелали братки, выбираясь из автобуса. Не знаю, как кому, но мне в тот момент ужасно хотелось узнать, какие мысли роились в их головах. Вдруг кто-то из них всё же счёл эту встречу знаковой?..

А судьбы ребят из нашей компании сложились удивительной мозаикой: двое поняли, что созданы друг для друга и поженились, двое других приняли монашество; парень-инженер стал художником, а школьный учитель истории – путешественником-одиночкой в экзотических странах. Несколько человек поменяли специальность и стали журналистами, кто-то ушел в политику, кто-то с головой – в общественную деятельность. Но все стали интересными личностями, и, встречаясь, созваниваясь, мы с удовольствием общаемся до сих пор.