Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Как в этом году работала милиция

В УВД состоялась пресс-конференция, на которой начальник Горловского ГУ полковник милиции П.П.ПАНАСЮК рассказал о результатах работы за первое полугодие.

Криминогенная ситуация в цифрах

В начале своего выступления Павел Петрович назвал журналистам местных СМИ цифры, по которым в определенной мере можно судить о работе горловского гарнизона милиции. Так, за истекший период в городе зарегистрировано 1622 преступления, это на 22,6% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Более половины из них (51,7%) раскрыто, а процент раскрываемости превышает среднеобластной показатель почти на 6 пунктов. На треть уменьшилось количество преднамеренных убийств, из 13-ти совершенных нераскрытым остается только одно – возбужденное по факту пропавшего без вести. Из 15-ти случаев нанесения тяжких телесных повреждений нераскрытым также остается лишь одно преступление, из 32-х разбойных нападений нераскрыты 10, а из 96-ти грабежей – 36. Анализ ситуации показывает, что грабители и разбойники в основном «нацелены» на деньги, мобильные телефоны и ювелирные украшения своих жертв.

Кражи, по словам начальника милиции, – своеобразный бич в нашем городе. Из 774-х преступлений раскрыта только треть. Это, конечно, невысокий процент, хотя даже он на пять пунктов превышает средний показатель по области. Намного лучшей выглядит ситуация с раскрытием квартирных краж – здесь процент раскрываемости достиг более 68 пунктов. По словам П.П.Панасюка, заботясь о благополучии и сохранности имущества горловчан, в городе из числа розыскников была создана отдельная группа, которая занимается только раскрытием квартирных краж. Отсюда и результат.

Самогон течет рекой?

Такой вывод можно было бы сделать, если судить по жалобам горловчан на это зло в различные инстанции, в том числе и в редакцию «Кочегарки». Тревогу жителей города по этому поводу можно понять и принять, разделяет ее и руководство горуправления. Но пока у нас будет процветать бытовое пьянство, считает начальник милиции, особых успехов на ниве борьбы с самогоноварением вряд ли стоит ожидать. К сожалению, отметил Павел Петрович, в настоящее время милиция осталась один на один в борьбе с этим негативным явлением, ведь раньше свое плечо подставляли и система ЛТП, и комиссии по борьбе с пьянством, которые существовали не только в органах власти, но и чуть ли не на каждом предприятии. Тем не менее о работе горловской милиции в этом направлении, как бы это ни показалось странным, красноречивее всего могут рассказать сухие цифры. А они свидетельствуют, что если за изготовление и хранение самогона в Горловке к ответственности привлечено 366 человек, то в областном центре (городе-«миллионнике») – всего 70. Показательны подобные цифры по Мариуполю и Макеевке – соответственно 119 и 57. Конечно, свою роль здесь может играть и удельный вес частного сектора, и то, что в более промышленно развитых городах народ побогаче, потому и пьет больше «казенку», а не «самограй» и т.п. Однако все, как говорится, познается в сравнении. Поэтому и можно сделать вывод, что за ситуацию стыдно должно быть не столько горловской милиции, сколько всем нам, горловчанам, начиная от самых «маленьких» и заканчивая самыми «большими».

Металлолом по-прежнему в цене

И по-прежнему многие горловчане высказывают нарекания на недостаточную работу в этом направлении всех властных структур, включая и правоохранительные органы. Но и здесь, как в ситуации с самогоном, милицию, образно выражаясь, спасают цифры. А они, как и факты, вещь упрямая, и с ними особо не поспоришь. Судите сами: если, как отметил П.П.Панасюк, в позапрошлом году за незаконные операции с металлоломом у нас было возбуждено 13 уголовных дел, а в прошлом году всего 9, то только за неполные шесть месяцев этого года их возбуждено уже 18. И это – не считая около 80-ти админпротоколов, составленных на владельцев тех приемных пунктов, где количество металлолома «не дотягивало» до привлечения нарушителей к уголовной ответственности. Начальник УВД по этому поводу выразил благодарность исполкому горсовета, который организовал совместные группы (в них вошли депутаты, члены исполкома и сотрудники милиции) по выявлению правонарушений в этой сфере.

Что случилось с участковыми?

А ничего с ними не произошло – как работали, так и продолжают выполнять свои функции. Вот только сильно изменился их состав – почти два десятка опытнейших старших участковых инспекторов («учители», как назвал их П.П.Панасюк) не так давно ушли на пенсию. Их ряды пополнила молодежь, которую почти что некому теперь обучать: осталось только два офицера, имеющих более чем 15-летний опыт работы, свыше 10 лет – только пятеро, и девять участковых проработали более 5-ти лет. Остальные – а это три четверти «анискиных» – и того меньше. Сейчас по указанию начальника УВД их перестали «переставлять» с одного участка на другой, так что у молодежи появилась возможность изучить свою территорию и ее жителей как следует. Ну а то, что вместо положенных 2,5 тыс. жителей участковому порой приходится обслуживать до десятка тысяч…

На пресс-конференции затрагивались также вопросы профилактики правонарушений, борьбы с наркоманией, мошенничеством, хулиганством и т.д.