Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Мнение блоггера из Горловки: Несколько мыслей о «Что? Где? Когда?»

В советское время телепередача «Что? Где? Когда?» пользовалась невероятной популярностью среди зрителей. Каждый стремился попасть в телеклуб, огромное количество телезрителей присылали письма с вопросами… И несмотря на то, что против «знатоков» играли «телезрители», вся огромная страна болела за «знатоков», которые прямо на глазах у многомиллионной аудитории пытались за одну минуту находить ответы на замысловатые вопросы. И это притом, что никаких денег тогда не разыгрывали, а поощряли знатоков в лучшем случае редкими книгами.

В наше время телепередача «Что? Где? Когда?», хотя и остается довольно популярной, однако уже далеко не может конкурировать с самой собой образца 70-80х годов. Несмотря на то, что продюсеры передачи делают все возможное для «заманухи». И несмотря даже на то, что среди молодых «знатоков» и сегодня нередко попадаются довольно умные и талантливые ребята.

В чем причина такого контраста?

Мне кажется, корни этого явления лежат в основе того и нынешнего общества. Хотя ЧГК появилась в семидесятых, т.е. уже при Брежневе, когда страна де факто развернулась в сторону капитализма, в идеологической сфере все же еще господствовал социализм. Т.е. в сознании людей не было четкого разделения на «управленцев» и «рабочую силу», а словом «элита» можно было назвать разве что узкий круг номенклатурных работников, который, кстати, в отличие от нынешних олигархов, был все же сменяем.

Так вот, к чему я это все. При социализме подавляющее число всех людей читали много книг, стремились что-то узнавать, думали и т.д. И поэтому, болея за «знатоков», каждый ощущал свое соучастие, т.к. каждый имел возможность пройти отбор и попасть в телеклуб. В телеклубе играли инженеры, преподаватели, математики… В общем, играли обычные люди из самого советского общества. Поэтому и передача воспринималась как «народная».

Что мы видим сегодня? Сам ведущий называет клуб ЧГК элитарным, подчеркивая тем самым разделение общества на некую немногочисленную «элиту» и серое большинство. Кто играет в телевизионное ЧГК? За редким исключением это менеджеры, продюссеры, директора, биржевые трейдеры, всем известный представитель правительства Российской Федерации в трех высших судах и в лучшем случае телеведущие. Т.е. все те, кого не только называют «элитой» в рамках телепрограммы, но и которые являются таковой по своему положению в капиталистическом обществе. В современном обществе разделение труда на управленческий и исполнительный все чаще передается по наследству, а исключения из этого правила случаются все реже. Это общественное разделение нашло свое полное отражение (хотя его и стремятся «размыть») и в телепрограмме. Телезритель практически не имеет никаких надежд попасть в телеэфир.

Максимум, на что он может рассчитывать — на попадание придуманного им вопроса на игровой стол и некоторый денежный выигрыш в случае, если «знатоки» этот вопрос не «возьмут».

Кстати, большинство из сегодняшних зрителей ЧГК смотрят это программу исключительно по привычке. Т.е. если бы программа не существовала в советском обществе, а возникла лишь сейчас, то у нее наверняка не было бы и половины имеющейся на сегодня зрительской аудитории.

Единственное, что еще радует — это местные клубы «Что? Где? Когда?». Клубы на местах — это надежда современной молодежи на полезное и приятное времяпровождение, на свое развитие и, возможно, некоторое признание. В свое время я играл в одной из команд Горловского клуба «Что? Где? Когда?» под руководством всем известного Бориса Левина. Иногда занятия проводил еще Юрий Хайчин. В то время в обычных турнирных играх никаких призов не было вообще. Но каков был наш азарт! Обыграть по зачету месяца соседнюю команду было высшей благодатью, гораздо более высокой, чем что-то материальное.

Но жизнь так сложилась, что Юрий Хайчин погиб в автокатастрофе, Борис Левин переехал жить в Москву, и с тех пор клуб стал утихать, хотя до этого в Горловке (!) проводились даже чемпионаты Украины (!) по ЧГК!

В общем, на местах ЧГК «живет», и делает это не благодаря, а, скорее, вопреки нынешней телепередаче.