Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Небо не без тучки

28 октября 2010 года музей миниатюрной книги им. В. Разумова переехал в новое помещение – более просторное, в людном, видном месте. И дворик перед входом сделали для посетителей – просто загляденье. Плиткой вымощен, с красивыми вазонами, фигурными скамейками. И пройтись мимо приятно, и на скамьях посидеть, и из окна автобуса полюбоваться.

– Ну, теперь-то ваша душенька довольна? – перефразировав классика, шучу, зайдя в гости к директору музея Г. И. Николаенко.

Радушная хозяйка вздыхает:

– В общем – да. Светло, просторно, в центре. Городские власти, как могут, поддерживают наш уникальный музей. Казалось бы, – живи да радуйся. Но тут вмешивается человеческий фактор. Идемте, покажу.

Галина Ивановна проводит в экспозиционный зал. Ковровая дорожка свернута, сдвинуты тумбы. Оказалось, музей уже в который раз заливает … сосед сверху. Ситуация многим знакомая. Была бы она и банальной, если бы дело не касалось музейных экспонатов.

– Сказать, что нам еще повезло? Даже не знаю, – разводит руками Галина Ивановна. – Залило три подсобных помещения. В одном из них находились документы. Вода потекла в выставочный зал, и, придя утром на работу, мы бросились сгребать ручьи. А тут посетители – мы, мол, издалека, так мечтали, ну, покажите же. Что делать, извинились за беспорядок, экскурсовода выделили. А если бы какая-нибудь официальная делегация пожаловала, а у нас везде – ведра с тряпками?

– А сосед – что?

– А что сосед? Повернул кран в ванну, открыл, а сам спать пошел. Звонили, барабанили в дверь вместе с жэковцами – хорошо хоть разбудили. На будущее гарантий – никаких, одни надежды. А экспонаты наши ведь сырости боятся. Так и живем.

– Зато дворик у вас – украшение проспекта.

Дворик чудный, но и тут не без «добрых людей». В темное время суток компании собираются. Распивают спиртное, а потом их на подвиги тянет. Хорошо, что сиденья скамеек в цемент вмонтированы, а то уже пытался кто-то выдернуть. Одну исписали. Урны переворачивают часто, цветы в вазонах рвут. А жильцы с верхних этажей бросают окурки, мусор. Никак не могу понять логики: нет чтобы радоваться созданной для вас же красоте, беречь ее – наоборот, уничтожают…

Этим вопросом, думаю, не один сознательный горловчанин задавался. Когда на месте свалки кто-то сажает деревья, на пустыре разбивает клумбу, вкапывает лавочку у дороги для усталых путников, – он проявляет свою любовь к людям, к родному городу. Это – созидатели, зодчие планеты. Но почему среди нас так много «кочевников»? Это я так образно называю тех, кто, словно войска Чингисхана, оставляет после себя разоренье: не мое – не жалко. И плевать, что здесь будет потом, когда ускачет мой конь…