Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Неужели готовимся к военным действиям?

Как-то незаметно для широких масс прошла новость о том, что у населения на законных основаниях могут в будущем отбирать имущество.

5 апреля парламент принял в первом чтении законопроект «О передаче, принудительном отчуждении или изъятии имущества в условиях правового режима военного или чрезвычайного положения». За данное решение проголосовали 258 нардепов. Законопроект определяет механизм отбирания разного рода имущества у юридических и физических лиц: зданий, сооружений, транспортных средств и другого для нужд государства. Процесс этот может идти с предварительным или последующим возмещением стоимости, а может – и без возмещения, смотря по ситуации. В местностях, где ведутся боевые действия, отчуждение и изъятие осуществляется по решению военного командования. В других случаях – в порядке, определенном Кабмином.
Первый вопрос, возникающий после прочтения этой информации: что случилось, на нас нападают? Следующий: если никто из соседей не грозит нам войной, то почему вдруг эта тема рассматривается? Как пояснил член Комитета по вопросам экономической политики Александр Бондарь, документ направлен на то, чтобы урегулировать правоотношения, связанные с отчуждением имущества в условиях чрезвычайных ситуаций. Он обратил внимание на то, что Конституция предусматривает такую возможность в порядке, определенном законом. А соответствующего закона до сих пор, мол, нет.
Вот что интересно: двадцать лет мы без него обходились, а теперь вдруг припекло? Разве больше нет других сфер жизни, где необходимо урегулирование законодательства? Села я и поразмыслила: в данный момент наша страна и так напоминает зону стихийного бедствия; получается, следует готовиться не к чрезвычайной ситуации, а к военной операции? Ведь термин «боевые действия» может предусматривать не внешнюю агрессию, а что-то другое. Возможно, наша власть стала так бояться собственного народа, что решила узаконить некоторые моменты, – чтобы в спешке не забыть. Так называемая «элита» почувствовала, что под ней кресла дымятся. Но, даже чувствуя народное недовольство, никто не хочет брать на себя вину за безудержный рост цен и тарифов, внешнего долга, безработицу, непопулярные и непродуманные реформы. К примеру, в ходе 40-минутного апрельского выступления в Верховной Раде Президент часто употреблял слова «право» (во всех вариантах – 29 раз), «реформы» – 25 раз, «изменения» – 18. И только четырежды упоминалась «демократия» и трижды – «инвестиции». То есть нехитрый анализ показывает, что Виктор Янукович готов строить правовое развитое государство, но разве без демократии и инвестиций это возможно? Конечно, мое суждение поверхностное, но, судя по действиям нынешней власти, между намерениями и реализацией своих обязательств перед народом сохраняется дистанция огромного размера. Да, порадовало меня заявление, что Украина – сильное и амбициозное государство, страна-лидер, и не должна быть ресурсом для развития других. Но прозвучало оно на фоне того, как усиленными темпами продолжается уничтожение сельского хозяйства, скуплено большинство госпредприятий (соответственно, прибыль идет теперь не в бюджет, а дяде в карман), молодежь массово выезжает за рубеж… А это уже не радует.