Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Право на надежду

В прошлом году у 143-х горловчанок был обнаружен рак молочной железы. Почти трети из них болезнь не оставила шансов по той причине, что они обратились за помощью слишком поздно. В структуре онкозаболеваемости эта проблема уже несколько лет стоит на первом месте. Врачи-онкологи сетуют на то, что не могут достучаться до женщин и до своих коллег, которые формально подходят к процессу профосмотров. Ведь сотни матерей и жен можно было бы спасти, если бы они обратились за помощью раньше.

Наученная горьким опытом

– Мама умерла полгода назад, – рыдает Алина. – Несмотря на то, что начала чувствовать каждодневную боль в груди, она все отмахивалась, мол, пройдет. Хозяйство большое – коровы, огород, из-за этих хлопот спала по четыре часа в сутки. В общем, быт захлестнул с головой. Мы с сестрой старались искать народные рецепты, а когда совсем уж невмоготу ей стало, повезли к врачам. А они нам: поздно, четвертая стадия рака, ничем помочь не можем. Мама не прожила и года…

Такие истории женщин, больных раком молочной железы, у нас встречаются сплошь и рядом. Фактически каждая третья жительница Горловки попадает в онкологический диспансер в стадии, когда онкологам приходится лишь разводить руками. В истории Алины, как говорят, нет худа без добра – рак молочной железы у матери заставил молодую женщину внимательнее отнестись к своему здоровью.

– Я вспомнила о том, как врач рассказывал о наследственной предрасположенности к этой болезни, и когда обнаружила уплотнение в груди, решила перестраховаться и сразу побежала в больницу, – продолжает Алина. – Хотя даже не допускала мысли, что у меня может возникнуть такая гадость, ведь я веду здоровый образ жизни. Сделали УЗИ, пункцию и… предложили операцию. Сказав, что я пришла вовремя и мне не станут удалять грудь полностью, вырежут лишь кусочек. При этом заверили, что могу рассчитывать на полное выздоровление. Знаете, как было страшно? Но я пошла на это ради своих дочерей – знаю ведь, каково это, остаться без матери. Слава Богу, в такой период меня поддержали многие люди, и я не осталась один на один со своей бедой.

Нельзя терять время

– Существуют четкие схемы лечения, стандарты разработаны Минздравом, – сказал главный врач онкодиспансера С.А. Марченко. – В последнее время стали определять гормональный статус опухоли молочной железы, отчего меняется тактика лечения. Расширяем органосохраняющие операции, что для женщины имеет большое значение. В случае необходимости уточнения диагноза проводим пункцию молочной железы непосредственно во время УЗИ. Для пациентки это как обычный укол, а врачу видно, куда идет игла и с какого места берется пункция. Есть, к сожалению, немало случаев, когда женщины отказываются от лечения, тогда говорим о диагнозе и последствиях «прямым текстом». Главная причина отказов – боязнь, а вовсе не отсутствие материальных средств. Хотя финансирование диспансера является не вполне достаточным, химиотерапия и лучевая терапия у нас проводятся бесплатно.

Но высокая смертность наблюдается все-таки не из-за отказов, при разборе выясняется, что основная причина тому – поздняя обращаемость. Большинство наших женщин замучены жизнью, заняты поисками работы, хозяйством, помощью детям и внукам, в общем, всем, чем угодно, кроме своего здоровья. И еще. Многие пытаются лечить рак народными средствами, в результате только теряют драгоценное время.

Помоги себе сама

Надо сказать, что это заболевание очень коварно, так как боль в начале болезни практически никто не испытывает. Как говорит заведующая диспансерным поликлиническим отделением онкодиспансера Н.А. Скороход, выявление происходит по-разному. Некоторые женщины ощущают чувство дискомфорта в груди, что заставляет их обратиться к врачу, другие нащупывают уплотнение, третьих вообще ничего не беспокоит, и болезнь выявляется в ходе профосмотра. Последний вариант, конечно, самый оптимальный. В развитых странах такая практика применяется уже давно, потому и статистика выживаемости у них совсем другая. У нас же с выявлением в ходе профосмотров с применением маммографа большая проблема, о чем «Кочегарка» уже писала.

В медицине есть такой термин: онкологическая настороженность. Это когда любой врач рассматривает болезнь обратившегося к нему пациента прежде всего как возможное онкологическое заболевание. Наши врачи-онкологи бьются над этим не первый год. Но ситуация в медицине становится все хуже с каждым годом, и рядовому «первичному» звену в виде терапевтов и семейных докторов подчас не до профосмотров, потому и нередки случаи, о которых говорится на медсоветах, когда медработники пропускают запущенные случаи рака, которые можно было заподозрить лишь взглянув на пациента.

Выход один: каждый из нас должен быть начеку, самообследование для женщин должно стать нормой жизни, и любые изменения в груди – привести к маммологу. Обнаруженный на первой стадии рак молочной железы вылечивается почти в 100 % случаев.

Факторы риска развития РМЖ:

* возраст 55-60 лет;

* наличие в анамнезе мастопатии;

* женщины, у которых по материнской линии были случаи РМЖ;

* поздняя менопауза и затянувшийся климакс;

* нерожавшие женщины или позднее (после 30 лет) рождение первого ребенка;

* аборты, особенно до первых родов;

* воздействие ионизирующей радиации;

* курение, алкоголь, вредные условия труда.