Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Пустые квартиры надо… отбирать

Несколько дней назад я заметила в одном из домов, на девятом этаже, картину, которая, наверно, знакома многим. Добротная железная дверь в квартиру, а на ручке этой двери – полиэтиленовый пакет с неоплаченными квитанциями. Вытащив наобум одну из них, увидела долг за отопление в размере… 12 тыс. грн. Сообразив, что в квартире давно никто не живет, я потом некоторое время терялась в догадках. Интересно было, каков на самом деле общий долг за жилищно-коммунальные услуги по этой квартире? Судя по количеству квитанций (пакет был почти полон), очень большой. Еще интереснее, на что рассчитывают ее владельцы? Что эту квартиру на девятом этаже можно будет когда-нибудь продать? С такими-то долгами?..

К сожалению, нет у нас в стране ответственности владельцев пустующих квартир за то, что бросают их в таком «необитаемом» состоянии. На последнем заседании горисполкома прозвучала интересная цифра. Оказывается, к 1 июня текущего года суммарный долг жителей Горловки за услуги ЖКХ достиг аж 260 млн. грн. В пересчете на количество жителей (условно примем 260 тыс. человек) получается около 1 тыс. грн. Кажется, что такого вовсе быть не может. Но ведь эта, упомянутая мною необитаемая квартирка, она ведь одна успела накопить долгов не только за себя, но и за «того парня», и еще за полтора десятка друзей «того парня». Так что чего уж тут… Общая финансовая ситуация в стране, конечно, тоже вносит свой вклад в платежеспособность горловчан, однако до тех пор, пока долги пустующих квартир будут висеть на общем долге, реальную картину мы все равно не узнаем.

Ведется ли в Горловке работа по пустующим квартирам? И ведется, и нет. К примеру, в феврале были обследованы ул. Остапенко, 46,48, ул. Гагарина, 66, 70 («малосемейки»), ул. Малыныча, 41, 35, пр. Победы, 77, 79, 81, ул. Герцена,44. Если удается выявлять государственные квартиры, в которых жильцы не появляются более 6 месяцев и не оплачивают услуги ЖКХ, то обслуживающее предприятие подает иски в суд на жильцов, как утративших право пользования. На сегодняшний день таковых уже 11 квартир. Ежели суд удовлетворит иски, квартиры будут распределены тем, кто состоит на учете для получения жилья.

Что же касается приватизированных квартир, то здесь приходится разбираться в причинах, по которым они пустуют. Когда нет наследников, суд признает наследство «вымороченным». Вот только соответствующее заявление подается лишь спустя год после открытия наследства. Потом еще прибавьте время на рассмотрение иска в суде, передачу в коммунальную собственность, – процесс получается долгий и очень непростой. На сегодняшний день соответствующая работа ведется по 48 квартирам. Направлены запросы в БТИ, РАГС, государственные нотариальные конторы. 11 квартир переданы в юридический отдел исполкома, 6 квартир рассматриваются в суде, по 4-м пришло положительное решение, по одной – отказ, так как нашлись наследники. После того как жилье признано «вымороченным» наследством, департамент муниципального развития оформляет право собственности. В марте с этой целью в департамент было передано два решения суда, и эти квартиры, надо полагать, будут распределены гражданам…

Однако эти единичные цифры, увы, совсем не впечатляют. Понятно, что на общем неприглядном фоне погоды они, конечно, не делают. За пять месяцев текущего года всего 31 жилое помещение было предоставлено тем, кто в нем нуждается. Еще с десяток передано в июне. Кроме того, было передано нуждающимся 5 жилых помещений в ветхих домах, – не для заселения, потому что это категорически запрещено законом, а в аренду, тем, кто согласен проживать временно, то есть до улучшения жилищных условий.

Парадоксальная получается ситуация: в городе тысячи людей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и новые дома, как всем известно, не строятся, а пустующие квартиры, чья-то частная собственность, продолжают обрастать долгами. На мой взгляд, давно стоило принять на этот случай законное решение. В конце концов, у каждой квартиры есть своя рыночная стоимость. По мере того как суммарные долги еще не достигли этой стоимости, можно и подождать. Но как только сумма долгов по ЖКХ начнет ее превышать, – надо решать вопрос о конфискации объекта в пользу городской громады. А что? Пускай потом отсутствовавший жилец сам по судам бегает, добиваясь возврата своего драгоценного имущества, если оно ему так уж надо. В конце концов, за свое личное добро тоже необходимо отвечать, не только теоретически, но и на практике.