Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Сжечь или не сжечь? В Донецке продолжается суд над виновницей резонансного ДТП

Милиционерам не удалось избавится от автомобиля, на котором Юлия Измалкова 9 мая 2010 года смертельно травмировала пешехода Максима Иващенко.

Об этом говорилось 15 ноября в ходе очередного судебного слушания в Киевском районом суде г. Донецка. На суде показания давали только свидетели по делу.

Один из свидетелей, Роман Рыжиков, который является знакомым подсудимой Юлии Измалковой, рассказал суду, что подсудимая, совершив ДТП, сразу ему позвонила.

«С 8 на 9 мая 2010 года в 12 ночи, плача в трубку телефона, она сообщила, что произошло ДТП с ее участием. На это я посоветовал ей вызвать ГАИ и скорую помощь. После я услышал в трубке мужской голос, который сказал: «Мы из милиции. Мы уже здесь, никуда звонить не надо, мы сами разберемся», — рассказал о событиях того дня свидетель.

Позже следствие выяснило, что с Р. Рыжиковым говорил действительно один из милиционеров. Напомним, на момент происшествия оба подсудимых – Виталий Ворочаев и Геннадий Пархомчук – являлись сотрудниками Киевского РОВД г. Донецка.

Согласно показаниям Р. Рыжикова, Ю. Измалкову он забрал из Донецка в Горловку утром 9 мая. «Я привез ее домой, она плакала и ничего не рассказывала. Выпив снотворного, она заснула до обеда, пока ей не позвонил один из оперов, который назначил ей встречу. Я пошел с ней подстраховать. О чем говорили опера с Юлей, я узнал позже с ее слов», — рассказал Р. Рыжиков суду.

С его слов, на следующий день 10 мая подсудимая позвонила ему на работу и просила купить чехол на машину «ДЭУ Ланос», на которой подсудимая совершила ДТП. На тот момент машина была спрятана в гараже у школьного друга Г. Пархомчука. Купив его, Юля отправилась в Донецк. Уже в 15 часов этого дня она позвонила Р. Рыжикову и просила забрать ее из Донецка.

«Прибыв в Донецк, я ждал ее на «Сарепте» (магазин на Киевском проспекте – ред.), куда Юля пришла с Геннадием Пархомчуком. Мне сказали, что пытаются скрыть факт ДТП, чтобы избежать наказания. Затем поступило предложение от опера спалить машину как вещественное доказательство», — рассказал суду свидетель, отметив, что он пытался пояснить на встрече, что такие действия усугубят вину Юли, а также и то, что они не согласны с такими действиями.

По его словам, Ю. Измалкова изначально была против того, чтобы сжечь машину, так как она принадлежит фирме, на которую она работала.

Позже к ним на встречу прибыл В. Ворочаев и сообщил, что машину таки придется сжечь и этот вопрос окончательно решится в эту ночь в 23 часа. «Виталик (Ворочаев – ред.) должен был с кем-то поговорить. Он сказал, что он кому-то позвонит из своих знакомых и договориться, чтобы можно было транспортировать машину куда-то из гаража…», — сказал он.

Однако в назначенное время милиционеры сообщили, что «все отменяется, ничего не получается». По какой причине, в ходе суда озвучено не было.

Кроме того, свидетель рассказал суду, что уговаривал Ю. Измалкову сообщить в милицию о происшедшем, и они якобы уже договорились это сделать.

Сам же Р. Рыжиков в милицию идти побоялся. «Вы знаете, как работники милиции относятся к таким вещам? Еще потом и мы пропали бы», — сказал суду свидетель.

В заключение свидетель Р. Рыжиков заявил, что милиционеры усугубили участь подсудимой Ю. Измалковой. По его словам, даже при том, что она совершила ДТП, у нее все могло сложиться иначе.

«Если бы она вызвала работников ГАИ, скорую, то ей бы практически ничего не угрожало. Сокрытие преступления – это значительно более серьезное преступление…Я понимал, что ребята влезли в худшую ситуацию. Они просто усугубили все для Юли и для других», — подчеркнул он.

Напомним, в ночь с 8 на 9 мая 2010 года на выезде из Донецка под колеса автомобиля «ДЭУ Ланос», которым управляла жительница г. Горловки Ю.Измалкова, попал 22-летний житель пригородного поселка Спартак Максим Иващенко.

«Свидетелями этого события стали работники милиции из Донецка, которые ехали по встречной полосе движения. Поняв, что пострадавший человек нуждается в срочной медицинской помощи, правоохранители решили транспортировать его в ближайшее медицинское учреждение. Но по дороге молодой человек умер. Неверно оценив ситуацию и посчитав, что смерть пострадавшего могут связать с какими-то их неправомерными действиями, они оставили тело умершего на обочине дороги возле села Пески, где его нашли местные жители», — отмечалось в сообщении ГУ МВД Украины в Донецкой области.

Как сообщалось, Юлия Измалкова обвиняется по части 2 статьи 286 — «Нарушение правил безопасности дорожного движения, повлекшие смерть потерпевшего или причинившие тяжкие телесные повреждения» (наказывается лишением свободы на срок от 3 до 8 лет) и части 3 статьи 135 часть Уголовного кодекса Украины – «Оставление в опасности» (наказывается лишением свободы на срок от 3 до 8 лет).