Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Высокие ставки. Осталась ли угроза вторжения России и что будет с Донбассом

На протяжении последней недели ситуация в Украине и вокруг нее стала предметом многочисленных дипломатических переговоров на высшем уровне. Но после всех обсуждений и заявлений без четкого ответа остались два вопроса: снизилась ли вероятность нового российского вторжения и сдвинется ли с места мирное урегулирование на Донбассе. Подробнее – в материале РБК-Украина.

Во время текущей, осенне-зимней эскалации у украинских границ самую заметную роль играют США. Именно американские СМИ первыми начали сообщать о внушительной концентрации российских войск у границ Украины, с перспективой нового масштабного вторжения. Далее подключились и американские топ-чиновники, вплоть до президента Джо Байдена.

За последнюю неделю он провел переговоры с Владимиром Путиным и Владимиром Зеленским, а также лидерами Великобритании, Германии, Франции, Италии и девяти восточноевропейских государств-членов НАТО. С американской стороны все эти переговоры активно комментировали в Белом доме и Госдепе, с российской – в МИД и Администрации президента.

Но в сухом остатке большинство этих комментариев сводились к повторению многократно озвученных позиций и взаимных претензий. Так, на Западе уверяют в своей безусловной поддержке суверенитета Украины, готовности оказывать ей помощь и грозят России жесткими санкциями на случай дальнейшей эскалации.

Россия же обвиняет Украину в нарушении Минских договоренностей, хочет получить «юридические гарантии» нерасширения НАТО на Восток, упрекает Альянс в «агрессивных действиях» и де-факто требует от него прекратить даже текущее сотрудничество с Украиной. На что в Вашингтоне и европейских столицах привычно заявляют: в вопросах расширения и активностей НАТО у Москвы нет никакого права вето.

Впрочем, определенный результат у двух- и многосторонних переговоров все же есть – явная активизация «диалога о стратегической стабильности», о котором было заявлено еще на июньской встрече Путина и Байдена в Женеве. В США дают понять, что готовы говорить с Россией: не только (и, судя по всему, не столько) об Украине, но и обо многих других пунктах мировой повестки дня – от Китая до кибербезопасности.

С этой целью Вашингтон запустил классическую челночную дипломатию: в Киев прилетела помощница госсекретаря Карен Донфрид, которая после этого отправится в Москву, а затем – в Брюссель, для консультаций с европейскими союзниками США. Другой анонсированный Байденом формат – переговоры США и как минимум четырех европейских стран НАТО (очевидно, Великобритании, Германии, Франции и Италии) с Россией.

По словам американского президента, их цель – «обсудить обеспокоенность России по поводу НАТО и возможность наработать какие-либо решения, чтобы снизить напряжение на восточном фланге». Эта инициатива, как сообщает Bloomberg, «привела в ярость» власти одной из восточноевропейских стран-членов НАТО – там опасаются возможных уступок Москве, о которых договорятся у них за спиной.

Масштаб агрессии

Рост многоформатной дипломатической активности все же не снял с повестки дня угрозу нового масштабного вторжения российских войск в Украину – из-за которой, собственно, и началась эта активизация. Но после переговоров Байдена и Путина об этом начали говорить уже намного меньше.

По словам нескольких собеседников журналстов, градус напряжения действительно снизился. Как отметила в разговоре с изданием директор Центра «Новая Европа» Алена Гетьманчук, этого удалось добиться «большой дипломатической ценой» – саммитом Байдена и Путина и запуском новых переговорных форматов с участием РФ.

«Эти идеи помогли снизить градус, но надо следить, чтобы мы не оказались в ситуации, когда форматов диалога с Россией будет больше, чем форматов ее сдерживания», – отметила Гетьманчук.

Действительно, с рациональной точки зрения начинать новый виток агрессии против Украины Кремлю невыгодно. Российская власть получает то, что хотела: растущую готовность Запада вести с ней переговоры. И, очень вероятно, в будущем идти на какие-то компромиссы.

Тогда как агрессия умножит эти перспективы на ноль и вернет РФ в изоляцию, может, даже более глубокую, чем после начала войны против Украины. По крайней мере, судя по заявлениям американской власти о готовности «сделать сейчас те шаги, которые не сделали в 2014-ом» (если РФ начнет новое вторжение), все может быть именно так.

Кроме того, почти наверняка сорвется и грядущий запуск «Северного потока-2» – одного из самых крупных внешнеполитических проектов России за последнее время.

Впрочем, Москва много раз показывала, что может действовать совершенно нерационально. Пусть западные СМИ уже не публикуют карты со стрелочками, указывающими куда могут наступать россияне, но войска от украинской границы пока никто отводить не спешит.

По словам спикера посольства США в Украине Дэниела Лангенкемпа, пока что рано прогнозировать дальнейшие действия России.

«Мы предложили президенту Путину два четких пути: дальнейшая агрессия против Украины, которая повлечет за собой чрезвычайно высокие издержки для России, потому что мы примем решительные меры, которые мы намеренно не применяли раньше, или альтернативу, которой являются диалог и дипломатия. Мы очень надеемся, что Путин выберет второй путь», – сказал Лангенкемп.

При этом, по его словам, США будут делать выводы не по словам, а по реальным действиям, которые РФ предпримет в ближайшие недели.

Есть и еще одна проблема: что именно считать «новой масштабной агрессией со стороны РФ». Ведь между сохранением текущего положения дел и наступлением десятков тысяч солдат на Киев есть масса промежуточных вариантов.

На прошлой неделе на брифингах в Белом доме этот вопрос поднимался неоднократно: что именно должна будет сделать Россия против Украины, чтобы в США это посчитали достаточным поводом для введения мощных санкций? Но четкого ответа на этот вопрос не последовало.

По мнению аналитика Фонда «Демократические инициативы» Марии Золкиной, Москва как раз и может на этом сыграть.

«Если это наступление будет немасштабным, не таким как на картах Bild, а например обострение на Донбассе, попытки отвоевать часть подконтрольной Украине территории Донбасса, или, например, блокирование Азовского моря – этого будет недостаточно для т.н. «адских санкций», – сказала изданию Золкина.

В то же время, по ее мнению, этого может быть достаточно, чтобы надавить на украинское руководство и на западные страны в рамках переговоров, которые уже будут вестись на тот момент.

Нормандия плюс

На следующий день после переговоров Байдена и Путина, 8 декабря, могло создаться впечатление, что на наивысшем уровне все же удалось достичь неких договоренностей по Донбассу. Так, в российском МИД заявили, что США могут присоединиться к «нормандскому формату» – притом что ранее Москва такую возможность отбрасывала, даже за несколько часов до онлайн-саммита президентов.

А Владимир Зеленский выразил надежду, что на заседании Трехсторонней контактной группы в тот же день будут решены вопросы перемирия, обмена пленными и открытия КПВВ. Как рассказал в тот же вечер собеседник РБК-Украина, знакомый с ходом переговоров, российская сторона впервые за долгое время была настроена вполне конструктивно и не отбросила украинские инициативы сразу же, как это обычно бывало.

Вскоре появился еще один аргумент в пользу версии о договоренности по Донбассу – статья Associated Press, в которой говорилось о том, что США могут «оказывать давление» на Украину, чтобы та двигалась в сторону «автономии Донбасса» (очевидно, речь шла об «особом статусе» для ОРДЛО). Впрочем, скоро стало понятно, что если какие-то предварительные договоренности и были достигнуты, то реализовать их будет не так просто.

Позже член украинской делегации в ТКГ Сергей Гармаш в своем Facebook изложил хронологию переговоров. По его словам, на заседании 8 декабря Россия действительно «явно хотела показать себя конструктивной и миролюбивой». Но выдвинула заведомо неприемлемое условие прекращения огня – легитимизацию боевиков так называемой «ЛДНР» в Совместном центре контроля и координации (СЦКК) наряду с украинскими военными.

Украина предложила проект компромиссного заявления, которое хотя бы позволило установить перемирие на линии фронта, по аналогии с июлем прошлого года. Но россиян это не устроило, они вернулись к привычной деструктивной линии поведения, в итоге внеочередное заседание ТКГ 9 декабря закончилось безрезультатно.

Столкновения на фронте продолжились, а в Кремле опять заговорили о «дискриминации русскоязычного населения» в Украине и прочих пропагандистских штампах. Ситуация опять вернулась в привычное русло.

По словам советника главы Офиса президента Михаила Подоляка, впечатление о том, что на переговорах Байдена и Путина удалось договориться о чем-то конкретном в вопросе Донбасса, могло сложиться из-за большого медийного внимания к саммиту.

«Кажется, что при стольких эмоциях и новостях не может не быть уже готового решения. Но на самом деле, процесс сложнее. Действительно стало ясно, что у дипломатии есть шанс. Действительно, российская сторона делает максимум, чтобы затянуть переговоры и вбросить как можно больше отвлекающих вещей», – сказал РБК-Украина Подоляк.

По его словам, россияне действительно готовы говорить с американцами, и решение может быть найдено. Но насколько эти двусторонние переговоры могут помочь другим форматам по Донбассу – станет понятно в начале следующего года. Как подчеркнул Подоляк, все эти вопросы будут предметно обсуждаться 15 декабря в Брюсселе, на встрече Владимира Зеленского с новым канцлером Германии Олафом Шольцом и президентом Франции Эммануэлем Макроном.

Примечательно, что Макрон достаточно ревниво отреагировал на разговоры об активизации США в вопросе Донбасса – по словам французского президента, усилия Вашингтона не смогут подменить «нормандского формата». Очевидно, в случае вероятного переизбрания на выборах в апреле следующего года Макрон хочет закрепить за собой статус главного политического лидера Европы – раз уж канцлер Шольц много раз давал понять, что намерен сосредоточиться на внутригерманских делах.

Впрочем, в ближайшие месяцы и сам Макрон будет занят прежде всего выборами во Франции. Тогда как американцы, похоже, готовы действовать безотлагательно.

И в Киеве, и в Вашингтоне уже заявили, что тезисы о давлении США на Украину в вопросе Донбасса не соответствуют действительности. Впрочем, вряд ли кто-то из чиновников обеих стран мог бы публично признать обратное. Хотя о попытках такого давления, еще в первые годы войны на Донбассе, неоднократно сообщалось в СМИ. И речь тогда шла о том же, о чем может идти сейчас: проведении выборов в ОРДЛО и реализации на практике хотя бы отдельных элементов «особого статуса».

Большая сделка

В то же время, любые подобные инициативы нужно будет, во-первых, провести через зал Верховной рады, во-вторых, как-то подать украинскому обществу. По информации РБК-Украина, на данный момент в парламенте не готовятся никакие документы, касающиеся Донбасса. А по окончанию текущей пленарной недели, в следующий раз Рада соберется уже после Нового года, 18 января.

В украинском обществе есть разные мнения о том, как надо урегулировать ситуацию на Донбассе. Но согласно опросу «Деминициатив» совместно с Центром Разумкова, проведенному в мае этого года, 55% украинцев выступают за то, чтобы ОРДЛО вернулись в Украину на прежних условиях. Другие точки зрения – от предоставления этим территориям большей независимости от Киева до их включения в состав РФ – поддерживают от трех до тринадцати процентов граждан.

«Попытки как-то продавить «особые статусы» не пройдут ни через зал Рады, ни из-за «улицы». И наши западные партнеры это тоже понимают», – заверил РБК-Украина собеседник, хорошо знакомый с ходом переговоров по Донбассу.

По словам Марии Золкиной, многое будет зависеть от того, какую линию поведения выберет украинская власть. Если будет лишь пассивно наблюдать за переговорами США и России и занимать выжидательную позицию, то вероятность «большой сделки», невыгодной Украине, резко возрастает. Еще одна возможная ошибка, полагает эксперт, – попытка завоевать таким образом расположение американской администрации: любой ценой, пусть даже уступками в вопросе Донбасса.

Кроме того, отмечает Золкина, за все время войны тема Донбасса была самостоятельным дипломатическим треком, и американцы активно в него не включались, поскольку процесс был в тупике и шансы договориться с Россией не просматривались. Теперь же ситуация меняется – на горизонте может появиться «пакетное» соглашение с РФ по множеству вопросов, представляющих взаимный интерес.

«Впервые за почти восемь лет обстоятельства складываются так, что американцы не будут до последней запятой выверять договоренность по Донбассу, потому что это выгодно Украине. У них есть свой интерес – предупредить резкую эскалацию отношений с РФ на всей планете. И Донбасс тут – точно не центральный элемент», – сказала эксперт.

В любом случае, за счет своего многопланового шантажа и давления на Запад разными инструментами – газом, мигрантами, концентрацией войск у границ Украины – Россия смогла добиться того, что Запад готов с ней разговаривать и договариваться. Для Украины это не катастрофическая, но тревожная новость.