Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Золотая мачеха

С личной жизнью у Ларисы все не складывалось. Устроившись на новую работу, обратила внимание на статного красавца-сотрудника. Тот – на нее. «Жена от Виктора завеялась, бросила ему дочку-школьницу. А сам он вот-вот инвалидом станет: спина все болит», – уведомила новенькую вездесущая уборщица Нина Семеновна.

Но досужие разговоры не помешали Ларисе и Виктору вскоре зажить дружной семьей. Боли в спине у Виктора довольно быстро прекратились: жена повела его к другому, более опытному массажисту. Тот по характеру боли заподозрил, что дело не в спине, и посоветовал обследоваться. Оказалось: язва желудка на той стенке, что обращена к позвоночнику.

Ларисе пришлось немало потрудиться, чтобы язва зажила. А Виктор и его дочь Людочка просто светились от радости, что теперь у них – такая мама и жена! Оказалось, прежняя их вниманием и заботой не баловала, а потом и вовсе бросила ради какого-то кавказского мачо. Через два года первая жена явилась за Людочкой: соскучилась-де, материнские чувства взыграли. Увезла с собой, и в восьмой класс девочка пошла в другом городе. Но уже через месяц начались звонки с жалобами на дочь: она и такая, и сякая – забирайте. Договорились дождаться осенних каникул, чтобы учебный процесс не нарушать.

Как только полетели желтые листья, горе-мать посадила девочку в поезд. Встретившие ее мачеха с отцом пришли в ужас: несмотря на холод, была она с голыми ногами, в порванных босоножках – в тех, что летом уезжала. В стареньком платье, с облезлым пакетом в руках, где лежали завернутые в газету два кусочка хлеба. «Мы не можем ребенка в таком виде домой вести. Зайдем на рынок сначала». Вывернув все карманы и карманчики, купили колготки, обувь, свитерок. «Ты уж потерпи до дома, там я тебя накормлю. Денег сейчас – только на проезд», – уговаривала Лариса падчерицу, гладя по голове. Вечером, зайдя пожелать спокойной ночи, застала Людочку в слезах. Обняв мачеху и уткнувшись ей в плечо, девочка просила: «Только никогда не отдавай меня больше матери. Обещаешь?».

Тихо и счастливо прошло еще несколько лет. Людочка выучилась на закройщицу, вышла замуж, родила чудесную малышку. И назвала ее Лорочкой – в честь любимой мачехи…

Когда маленькой Лорочке исполнилось пять, стояло неимоверно жаркое лето. Плавился асфальт, люди на улице падали в обморок. Звонок в тот роковой день прозвенел как-то непривычно резко. По телефону Ларисе сообщили, что от сердечного приступа внезапно скончался Виктор. Ему стало плохо в очереди, где в маленьком душном помещении столпилось немало народу для уплаты коммунальных платежей…

«Я благодарна судьбе, что Виктор был в моей жизни, что подарил любовь, семью. За каждый день благодарна, что вместе провели», – утирая слезы, говорила друзьям и знакомым вдова. А через два месяца Людочка с мужем и дочкой отправились в Крым, на бархатный сезон. «Мамочка Ларисочка, вода – парная. Арбузы, дыни дешевле, чем у нас. Мы купаемся и объедаемся», – щебетала она в трубку. А по дороге домой на каком-то опасном повороте водитель маршрутки не вписался, микроавтобус въехал одним боком в железобетонную изгородь. Тем боком, где сидела Людочка с мужем и дочкой. Муж погиб на месте, женщину с ребенком увезли в Симферополь, в реанимацию.

Лариса взяла отпуск за свой счет и помчалась в Крым, ухаживать за «своими девочками». Лорочка вскоре пошла на поправку: мама укрыла ее собой, приняв основную силу удара. Почти месяц медики боролись за жизнь Людочки, но все было тщетно…

Теперь бабушка и внучка живут в опустевшей разом квартире. Две Ларисы. Или две Лорочки. Старшая водит младшую за ручку в церковь и на кладбище, в школу. Подолгу стоит у обочины. Невзирая на светофор, ждет, пока нигде ни одной машины не будет видно. «Идем же, бабушка, – теребит ее за руку девчушка. – Машин нет, для нас – зеленый». «Не торопись, душа моя, – отвечает ей женщина. – В этом мире и так все слишком быстро».