/ Архив / / История / / Контакты / / Коллектив / / Подписка / / Реклама /                      / Блоги /    

«Фактически военное положение на Донбассе»: эксперты о переходе от АТО к ООС

Пятница, 27 апреля, 2018

В понедельник 30 апреля на Донбассе официально завершается антитеррористическая операция – АТО, которая длилась с апреля 2014 года. Но это пока еще не долгожданная победа, а только переход к новому формату, Операции объединенных сил, или ООС.

За изменением трех букв аббревиатуры скрывается принципиально новый подход к организации действий военных (а также Национальной гвардии и СБУ). Cайт «Сегодня» пообщался с экспертами, которые рассказали о глубинной сути перемен в зоне боев.

Историк, автор книг, военный эксперт Михаил Жирохов объясняет, что формат антитеррористической операции с самого начала был вынужденным.

«Результат АТО – это нынешняя линия соприкосновения. АТО была вынужденной мерой, потому что никаких других правовых документов и оснований для применения силовых структур не было. Потому что никто и никогда не готовился воевать на собственной территории. И вообще воевать никто не готовился.  За последнее время подготовлены все документы. И прежде всего, это касается управления той группировкой, которая находится на Донбассе», – отмечает он.

По словам Жирохова, у ООС совершенно конкретные задачи.

«Формат сейчас заточен, грубо говоря, под миротворческую операцию. Вот этот весь формат Операции объединённых сил – там есть кое-какие моменты, которые приняты уже на уровне Генерального штаба, на уровне управленческих структур, и которые являются основанием именно для сотрудничества с международными миротворцами. Прежде всего, миротворцами ООН. И в этом плане для населения прифронтовых территорий все изменится очень сильно. Т.е. по тем документам, которые есть, командующий операцией может, например, ввести комендантский час. Полностью ограничить передвижение в ночное время. Полностью ограничить приезд волонтеров, т.е. ввести пропускную систему, как и положено при выполнении войсковой операции. Не антитеррористической которая подразумевает, что на какой-то территории есть террористы, а войсковой операция. Т.е., например, можно закрыть Артемовский район, чтобы оттуда не было утечки информации о передвижении войск…», – говорит эксперт.

Во время АТО военным приходилось действовать по уставу мирного времени, что было чревато (и часто оборачивалось) серьезными проблемами.

«Например, для того чтобы выстрелить в нарушителя, надо сначала крикнуть, стрельнуть в воздух, потом по ногам. Целая процедура мирного времени. Этим и вызваны последние события – вы, наверное, тоже слышали, когда против добровольцев или военных заводились уголовные дела за применение оружия. Вот сейчас это убирается. Ну, и есть военные моменты на уровне координации. У нас Национальная гвардия подчиняется напрямую министру Авакову. Армия подчиняется напрямую, грубо говоря, главнокомандующему (президент Украины. – Ред.) и Муженко. И очень часто при проведении каких-то операций это сказывалось. Были и дружественный огонь, и отказ (не будем говорить, каких батальонов и полков) участвовать в войсковой операции наравне с военными. Т.е. они могут «запиливать» красивые фоточки, а воевать, оказывается, некому», – отмечает Жирохов.

На вопрос о том, может ли изменение формата операции грозить ограничениями прав и свобод на прифронтовых территориях, эксперт отвечает: «Вот именно поэтому вводится именно войсковая операция».

«В международном праве есть такое понятие, как «проведение войсковой операции». Вот почему все проходило очень медлительно, и почему не перешли раньше – ждали, пока международное сообщество не признает эти территории оккупированными Россией. То есть это переводится в формат российско-украинской войны. А если война, то значит, права человека временно замораживаются. Если это антитеррористическая операция, то да, можно подать в суды, что, мол, вы там у меня машину конфисковали, стреляли возле моего дома. А это войсковая операция.

Но признание международным сообществом того, что эти территории оккупированы – это было очень долго и очень непросто. И вот именно с этим все и связано. Могли бы ввести еще год назад, все было готово. Но не было решения ни ОБСЕ, ни ООН. Войсковая операция против кого? То есть она бы выглядела глупо», – говорит Жирохов.

Он добавляет, что «ближайшие дни будут «интересными», наполненными событиями, скажем так – будет происходить полная трансформация всего управленчества».

Координатор группы «Информационное сопротивление» Константин Машовец отмечает, что смена формата обозначает смену подходов, ступеней к урегулированию. Особенностью будет являться то, что фактически власть в районе проведения этой Операции объединенных сил перейдет к ВСУ.

«Меньше будет волокиты, повысится оперативность в районе взаимодействия. Почему? Потому что органы управления Вооруженных сил уже отработали, знают и имеют методику управления группировками войск, разнородными, разновидовыми. Это то, в чем они сильны и хороши.

Цель военных в этой зоне – не создание какого-то режима, а подготовка и проведение действий для выполнения поставленных задач. Т.е., они могу закрыть какой-то там район, проводить мероприятия по охране тыла, фильтрации, перемещению граждан и автотранспорта там, где посчитают нужным, могут производить перемещение войск, оборудования, позиций, рубежей, опорных пунктов. Это не проистекает от их желания осуществлять управление регионом, а исключительно из-за необходимости и потребности проведения каких-то военных действий», – рассказывает Машовец.

По его словам, фактически, речь идет о военном положении на прифронтовых территориях.

«Военные получают задание от политического руководства страны.  И для того, чтобы выполнить ту или иную задачу, которую ставят, им нужно создать определенные условия в месте проведения операций. Нельзя, грубо говоря, совмещать какое-то действие подразделения и работу, например, средств информации. Могут быть самые разнообразные варианты. Так, чтобы скрыть перемещения войск, в районе может пропасть телефонная связь. Может быть ограничен въезд транспорта или граждан. Просто с наступлением нового формата Операций объединенных сил они получили право это делать. Почему? Потому что в режиме АТО происходят все эти действия – фактически, за 1-2 км от передовой уже действуют правила и законы мирного времени… Сейчас в этом регионе устанавливается, по факту, военное положение», – говорит Машовец.

Сергей Рюмочкин, Сегодня

В связи с обострением политического кризиса и гражданского противостояния, а также участившимися призывами к сепаратизму и агрессии, комментарии под материалами сайта временно отключены.

Подписка на газету



МОДЕРН


Комфорт Плюс


Праздники Украины

Любишь журналистику?     

2006-2014 © Все права принадлежат - «Кочегарка»
При использовании материалов ссылка (для интернет-изданий - гиперссылка) на издание ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
Наш адрес: 84617, Донецкая область, г. Горловка, ул.Горького, 35. Тел.: 8 (06242) 7-36-07; т/факсы: 4-64-69, 4-64-55, 4-64-49. E-mail: kochegarka_red@mail.ru
  • Рейтинг@Mail.ru
  • Яндекс цитирования