Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Чем занимались политики в первые дни Нового года

Они и в праздники были заняты делами.

С любовью к труду встретили Новый год украинские политики. Вопреки традиции, они и в праздничные дни все думали о своем, о насущном. И не только думали, но и говорили. Правда, и обстановка располагала. Главным образом, потому, что с прошлого года остался ворох нерешенных проблем. Которые как-то сразу дали о себе знать, невзирая на красные дни календаря. Поэтому праздничное обращение Президента Украины больше напоминало послание к Верховной Раде, а подрыв памятника Сталину вместе с поджогом офиса Партии регионов – злую пародию на новогодний фейерверк.

Не все сказка, что быль

Общий тон задал Президент Виктор Янукович, в своем обращении 31 декабря решительно заявивший, что сказок рассказывать не станет. «Будет у нас много работы» — пообещал глава государства. И как в воду смотрел.

Буквально за сутки до Нового года обострилась процессуально-судебная интрига с Юлией Тимошенко. Лидер «Батькивщины» провела около 11 часов в здании Главного управления Генеральной прокуратуры Украины, после чего ее соратники рассказывали, как там пытали их героиню.

Тем временем, власть тоже действовала, причем в несколько ином направлении, чем предполагала оппозиция. За несколько дней до 1 января Виктор Янукович плотно занялся кадрами. Эту работу он продолжил и в первые дни нового года. Из заметных шагов — назначение народного депутата Дмитрия Соломатина генеральным директором «Укроборонпрома». Парламентария подозревают  в излишней активности 16 декабря, во время «кресельного побоища». В новом карьерном этапе Дмитрия Соломатина можно усмотреть как желание Банковой оставить все недоразумения в прошлом, так и стремление расставить в госпредприятия особо верных и преданных. Является ли бросок в «Укроборонпром» своего рода почетной ссылкой, сказать сложно. Скорее всего, нет, — уж слишком значимая структура. Следовательно, речь может идти о запасном аэродроме.

Маховик кадровых ротаций набирает обороты. Вполне вероятно, что в январе-феврале состоятся более важные ротации, которые будут держать исполнительную вертикаль в тонусе. И они же выступят той волшебной палочкой, которая превратит Украину в европейское государство.

Впрочем, вертикаль уже продемонстрировала бодрость духа. Премьер-министр Николай Азаров среди праздников созвал правительство и заявил, что жить станет лучше. К лету. Таким образом, он конкретизировал президентское «2011- й станет важным шагом к благополучию». Очевидно, День независимости власть намерена встретить на оптимистической ноте. Поводом для радостных надежд послужил тот факт, что бюджет 2010 года выполнен почти на 100%. Николай Азаров не исключил, что и социальные стандарты будут повышены. Правда, с таким настроением диссонировал рост госдолга на 2% за один месяц ноябрь. Но премьер делает ставку на инвестиции и ускорение темпов роста экономики.

Хоррор о Майдане

Арест экс-министра внутренних дел Юрия Луценко и регулярные вызовы на допросы Юлии Тимошенко позволили оппозиции встряхнуться, — есть тема. Да еще какая! В который раз протестанты заявили о политических репрессиях. Леди Ю призвала всех людей доброй воли 22 января (в День Соборности) прийти на Майдан и… А вот что «и…», она не уточнила, хотя в подтексте улавливаются намеки на митинг.

Перспектива Майдана-3 не слишком обеспокоила власть, зато вызвала резонанс в экспертных кругах. Тем более, представители интеллигенции, да и идеологически близкие политики, в который раз заявили о чаяниях консолидации. Однако вероятность формирования широкого протестного фронта пока что слишком мала, чтобы всерьез говорить о реинкарнации Майдана. А вот отсутствие сильной и конструктивной оппозиции действительно способно осложнить политпроцес.

Без перемен

То, что Новый год не изменил Юлию Тимошенко, — очевидно. Она по-прежнему делает ставку на уличный протест, оставляя широкую нишу деятельного оппонирования власти на откуп новым партиям и общественным организациям. Возможно, в перспективе ей видится консолидация этих сил под собственным крылом.  Но это – будущее.

А сейчас куда интереснее, как с леди Ю будет поступать власть. С одной стороны, дело против экс-премьера набирает обороты. С другой, Генпрокуратура не торопится. Показательным может стать решение о том, отпускать ли Юлию Тимошенко в Брюссель. Но независимо от этого, темпы дела Тимошенко свидетельствуют как раз против политических репрессий. Потому что если бы власти было нужно расправиться с оппонентами, она бы это сделала быстро, на фоне своего относительно высокого рейтинга, и без процессуальных проволочек.

Тем временем, сериал из допросов Тимошенко перерастает в скандал. На днях проскользнула история  якобы о наличии видео, исходя из которого следовало, что леди Ю 30 декабря сама долго не желала покидать здание ГПУ, хотя ее и просили об этом. В ответ экс-премьер обвинила прокуратуру во лжи. И сам получила такое же обвинение: по мнению пресс-службы, подследственная отпрашивалась 5 января с допроса не на суд по Юрию Луценко, а «по семейным обстоятельствам». Ей пошли навстречу, допрос перенесли на вторую половину дня, — так еще и виноваты остались. Реакция Генпрокуратуры, пусть на уровне пресс-службы, может говорить о том, что и у прокуроров сдают нервы. Окончательно из себя их вывел, надо полагать, мрачный призыв Юлии Тимошенко «ставить к стенке, надевать кандалы». Сюжет рискует вовсе перерасти в скверный анекдот. Куда его, не исключено, и направляют со стороны оппозиции.

Это мешает только Юрий Луценко, действительно томящийся за решеткой. Но вот что интересно: Юлия Тимошенко лично стала поддерживать экс-министра лишь спустя несколько дней после его ареста. Этой чести не удостоились другие подследственные, некогда близкие к БЮТ. Важный нюанс, который может говорить о многом.

Зашкаливает на периферии

Первая новогодняя неделя изобиловала эпизодами, которые наверняка получат продолжение, даже станут самостоятельными сюжетами.

Например, подрыв памятника Иосифу Сталину в Запорожье, из-за чего пострадал не только имидж КПУ, но и охранник. Теракт приписывали ВО Свобода», запорожские активисты этой организации даже были задержаны, но затем отпущены. Разумеется, коммунисты выразили свое возмущение. В ответ «свободовцы» решительно отмежевались от взрыва и, в свою очередь, обвинили комми в самоподрыве: мол, им содержать каменного Сталина накладно. В комментариях проскальзывали ссылки на некую структуру под названием «Тризуб», но и «тризубовцы» начисто отрицали свой вклад в разрушение «вождя народов». Независимо от причин подрыва, скандал со Сталиным будет иметь политические последствия: высока вероятность консолидации ультраправых и подъем их рейтинга в традиционно «красном» юго-восточном регионе.

А вот кого объединит попытка поджога общественной приемной Партии регионов в Киеве, сказать сложно. Однако почерк тот же, что и в Запорожье: подброс детоната в новогоднюю ночь, никто не взял на себя ответственности за случившееся.

Наконец, трагический штрих, — убийство Александра Коробчинского, лидера Украинской партии промышленников и предпринимателей. УСПП – практически родная партия Анатолия Кинаха, ныне народного депутата фракции Партии регионов. Однако сам Анатолий Кинах начисто отрицает политическую подоплеку покушения на соратника. Правоохранительные органы наиболее вероятным мотивом считают конфликт бизнес-интересов. По версии оппозиции, это «передел рынка».

По отдельности эти события смотрятся как случайности. Вместе – намек на тревожную закономерность. Пока власть выравнивает вертикаль и усовершенствует ее структуру, постепенно разогреваются регионы. Еще немного, и там закипит политическая жизнь такого накала, что центру мало не покажется. И сейчас от власти зависит, в состоянии ли она будет хотя бы контролировать процесс: как быстро найдутся «новогодние» террористы и заказчик убийства Александра Коробчинского.

Скорее всего, именно поэтому никто из главных действующих лиц не позволил себе расслабиться. Даже в праздники.