Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Как за каменной стеной

Людей этой профессии часто можно увидеть на экранах телевизоров, но это не политики или звезды эстрады. Они подтянуты и физически крепки, по мимике лица и движениям могут определить ваше настроение, как психологи, а в критической ситуации готовы на все. Наверное, вы уже догадались, о ком идет речь? Да, собеседником журналиста «Кочегарки» стал сотрудник спецподразделения милиции охраны «Титан», который работает в личной охране у VIP-персон. Для многих эта профессия покрыта тайной, и корреспондент попросил Александра (фамилию не называем) немного «приоткрыть занавес».

– Можете рассказать, как вы стали телохранителем?

– В моей истории нет ничего необычного и сверхъестественного. Перед тем как попал в спецподразделение, работал в службе безопасности крупного предприятия. Приходилось постоянно поддерживать себя в форме, учиться и приобретать различные навыки. Когда был набор в телохранители, мне предложили попробовать.

– Вот так запросто – «приходи к нам» и все?

– Это сейчас звучит просто. «Переход» занял восемь месяцев. Было много различных тестов на психологическую совместимость. Оценка физической подготовки и моральной устойчивости. Еще – получение разрешения на ношение огнестрельного оружия. А на финише – полтора месяца специализированной «учебки», причем на казарменном положении, как в армии. Чтобы по окончании обучения попасть в специальное подразделение по физической защите, допускалась сдача одного предмета на «четверку», остальные только на «отлично».

– Что-то новое почерпнули во время обучения?

– В этом учебном заведении готовят инкассаторов, сотрудников физохраны и сопровождения ценных грузов. Так что нового было много, чему-то пришлось даже переучиваться. Умение телохранителя – скорость и точность стрельбы – это далеко не самый важный показатель хорошего «защитника». Ценится умение работать головой, но не в плане разбивать кирпичи и доски, время двухметровых «шкафов» прошло. Необходимо уметь просчитывать ситуацию на три шага вперед, быть наблюдательным, постоянно анализировать ситуацию вокруг и оперативно адаптироваться к изменениям.

Отдельной темой стоит правовая подготовка – необходимо четко знать рамки дозволенного законом. Кроме того, нас обучали рукопашному бою, экстремальному вождению, тактике действий, медицинской подготовке, основам оперативно-технического осмотра транспортных средств, помещений, территории, оперативно-розыскной деятельности, работам по обнаружению предметов съема информации и т.д. Кроме теоретических и практических занятий было моделирование ситуаций, причем в реальных условиях – в городском парке или на улице. Среди наших учителей был даже бывший полковник «девятки» (управление КГБ СССР, занимавшееся охраной членов правительства и иностранных делегаций – Д.Н.), который посвящал в различные нюансы защиты «клиента». Вообще у каждой страны есть своя «школа телохранителей», наиболее известные – советская, американская и израильская.

Совершенству нет предела. Наше подразделение участвует в международных соревнованиях, что способствует повышению общего уровня подготовки сотрудников. Также тесно сотрудничаем с клубом борьбы им. В.И. Чуканова. На их базе проводятся тренировки и практические занятия, кстати, там подготовили первых телохранителей в Горловке.

– У вас доходило дело до боевой стрельбы?

– Нет.

– Значит, работаете в слаженной команде, понимаете друг друга с полуслова?

– Даже не с полуслова, а с «полувзгляда». Напарник – это особый разговор. У нас не допускается даже малейшая неприязнь друг к другу. Это все понимают и нормально относятся, если вдруг ты отказался выйти с коллегой в смену. Для того чтобы полностью отдаться работе, необходима стопроцентная совместимость в команде. Иначе голова будет забита другим и неминуем эффект рассеивания внимания.

– Кого приходилось охранять?

– Имена наших клиентов – табу. Даже родным не раскрываю личную информацию о клиентах. Еще это вопрос профессиональной этики. Единственное, что могу сказать, – труднее и опаснее всего работать с клиентами из шоу-бизнеса. У них масса поклонников, которым надо уделять внимание. А сколько среди них психически неуравновешенных – не подсчитать. С политиками самый долгий рабочий день – «с утра и до утра». Охранять бизнесменов сравнительно проще – 90-е годы остались позади и все более-менее стабильно и понятно.

– А если клиентом окажется человек, у которого проблемы с законом?

– У нас не «частная лавочка», поэтому подобное исключено. Перед заключением договора на охрану проводится проверка на наличие связи с криминалом, изучается бизнес. Смотрят даже на то, как клиент налоги платит.

– Неизменный атрибут телохранителей – черные очки. Их используют для того, чтобы не было видно, куда направлен взгляд?

– Не только. В нашей работе у каждого есть свой сектор обзора, который необходимо постоянно контролировать. Причем смотреть не только слева направо, а и сверху вниз – от чердаков и крыш до подвалов здания. А сделать это незащищенными глазами в солнечный день невозможно. Кроме того, есть спецсредства, которые способны ослепить человека на пару часов.

– Да уж, серьезно. Нелегкая профессия, пожалуй, по плечу только мужскому полу.

– Нет, например, в «учебке» с нами проходили обучение несколько представительниц слабого пола. Охрана требуется не только мужчинам, но и женщинам. Как вы представите себе парня, который будет везде следовать за охраняемым объектом женского пола, вплоть до магазина нижнего белья и туалетной комнаты? Да и клиенты бывают разные. Одни требуют, чтобы телохранители носили форму и оружие «напоказ», другие – наоборот. Бывает, что работает в компании девушка секретарем или сотрудником пресс-службы, выполняет свои обязанности, постоянно сопровождая в поездке шефа, но только им двоим известно ее реальное предназначение – личная охрана.

– Оригинально. А как у вас с личной жизнью? Работа не мешает?

– На этом «фронте» полный порядок. Жена с дочерью ждут дома мужа и отца со смены, которая затягивается иногда на пару недель, а бывает и дольше. Сначала сильно волновались, но со временем привыкли. Тем более у хорошего телохранителя по-другому быть не может. Если дома проблемы, то они будут «жить» в голове, а это недопустимо в нашей профессии. Когда возвращаюсь домой, выхожу из «состояния войны» и живу нормальной полноценной жизнью. Психологическая разгрузка крайне необходима, хотя поначалу перестраиваться было проблематично.

– В чем это выражалось?

– Вспоминаю с улыбкой, когда раньше с женой ездили на центральный рынок. Идешь с ней в толпе, а у меня начинают срабатывать рефлексы: поставил ее «на охрану» и автоматически оттесняю мужчину слева, расчищаю проход справа, анализирую направления возможного нападения, отмечаю места вероятных засад и т.д. Сейчас уже научился «отключаться». Но иногда ловлю себя на том, что еду один, на своей машине по родному городу и обращаю внимание на чердаки и крыши домов, отмечаю в памяти транспортные средства. Наверно, это профессиональное.

– Готовы ли вы каждый день рисковать собой?

– На этот вопрос лучше ответить шуткой: если скажу «нет» – подумаете, что лгу, если скажу «да» – подумаете, что хвастаюсь. Я осознаю всю ответственность, которая ложится на меня в процессе работы. Меня подготовили к всевозможным опасностям, но все-таки постоянно анализирую ситуацию, чтобы сократить их до минимума. Лучший телохранитель – тот, которому не приходится доставать пистолет из кобуры, тот, кто заранее выявил и предотвратил опасную ситуацию. Приходится постоянно тренироваться, изучать специальные материалы, моделировать ситуации. Телохранитель – это профессия, поэтому тоже необходима подготовка и переподготовка.