Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Люди-картинки

Проезжала с детьми в Горловке через Комсомольский, они читали вывески сквозь окно автобуса и восьмилетний сын спросил: «Что такое «татуаж»? Я объяснила, затем погрузилась в размышления.

Наша кожа, как известно, самый большой орган. Еще этот орган – защитный и один из немногих, способный к самовосстановлению. Огромное такое рецепторное поле, помогающее связываться с окружающим миром, ощущая холод, тепло, поцелуи, прикосновения… Время и жизнь покрывают наше тело своими узорами, даже татуаж не нужен: морщины, складки, рубцы и шрамы, мозоли остаются свидетелями событий, привычек, опыта. Кожа младенца – будто чистый лист, у стариков – манускрипт. Помню, как развеселила когда-то семью за вечерним чаем младшая сестренка. Мы приехали погостить к дедушке и бабушке, сестре было три года – разгар «почемучества»; взобравшись деду на колени, она долго рассматривала его лицо и спросила: «А кто это тебе лоб так помял?». «Жизнь», – просто ответил дед. Лица особенно сильно выдают то, какие мы внутри. У одного открытый взгляд, масса «лучиков» в уголках глаз – к такому в первую очередь на улице обратятся за помощью, разъяснением, как пройти туда-то. А вот мужчина с недовольно оттопыренной нижней губой, надменным взглядом. С таким в последнюю очередь захочется общаться. И едем мы, этакая коллекция арт-объектов, в одном автобусе, но каждый – в свою жизнь. А она оставляет метки на нас, словно мастер татуажа, только вот совсем не по нашему заказу.