Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Пасха пела и плясала

В прошлом году подруги юности пригласили меня отпраздновать Пасху у них во Львове. Приехала я с детьми и сразу, как говорится, с корабля на бал: готовясь к празднику, во львовских семьях красили яйца и пекли куличи. Нам тоже вручили писачки – палочки с металлическим наконечником, и мастер-класс по писанкарству заработал. Дети восторженно макали писачки в растопленный воск, наносили узоры, затем погружали яйца в банки с разными красками. К полудню был готов почти лоток пестрых «шедевров».

Когда стемнело, подруги повели меня «по Плащаницам». Вечерний Львов встретил огнями фонарей, гирлянд и вывесок. «Ходить по Плащаницам» – это от одного храма к другому, где выставлены в пятницу вечером копии Плащаницы. Горожане два-три часа ходят парами и группами, даже целыми компаниями, выстаивая в очередях, чтобы приложиться к святыне. А так как церквей в старой части Львова множество, то улицы заполнены снующим туда-сюда народом.

Несколько раз у храмов мы сталкивались с одной компанией юных монахинь. Я никак не могла подавить свое мирское любопытство, и в конце концов поделилась мыслями с подругами: «Совсем молоденькие, и на личико вроде ничего – как они живут, пряча себя от мира? Неужели им не грустно?». «А что – в монастырь нужно идти, только если старая и страшная?» – парировала Марьяна. И я выслушала мини-лекцию о призвании и о том, что львовские монахини активно занимаются внешкольным воспитанием детей, ведут различные кружки, пишут труды по богословию, ездят на конференции…

В субботу ближе к вечеру мы уложили в празднично украшенные корзинки свои писанки, куличи, сало с колбасой и «пасхальный набор»: в трех маленьких мисочках обязательно должны быть соль, сливочное масло и творог – как залог будущего благополучия. И пошли освящать все это в церковь. «А у нас святят после завтрашней пасхальной службы», – заметила я. «Это, конечно, правильно, – отозвалась Елена. – Но завтра всех людей храмы не вместят, и святить придется до самого вечера. А ведь нужно после обеда уже игры начинать. Поэтому львовяне вынуждены начинать освящение в субботу с вечера, а разговляться будем все равно завтра».

На освящение принято приходить всей семьей, даже всей родней: родители и взрослые дети со своими семьями договариваются о встрече у церкви и затем заполняют храм. Так до десяти раз, и я поняла, что завтра эта церемония действительно могла бы затянуться до самого обеда.

И вот пришло время великодних игр. На них весь город стекается в Шевченковский гай – огромный ландшафтный парк, в котором располагается еще и музей архитектуры: там и сям виднеются настоящие гуцульские, бойковские, лемковские, покутские дворища. В одном месте – шинок, в другом – кузня, то есть как бы настоящее село. Местами в нем – не протолкнуться. Там выступают ансамбли, исполняя народные и стилизованные под них песни, здесь сходятся в поединках представители различных школ единоборств. На одной поляне каждый может выбить собственноручно на память монетку, на другой парни то строят пирамиды, залезая друг другу на плечи, – у кого выше, то сходятся стенка на стенку и толкаются, а девушки радостно визжат и подбадривают. Причем к любой компании можно запросто присоединиться – это вызывает лишь одобрение. Монахини там и сям проводят игры и конкурсы для маленьких детей. А восторженные иностранцы не успевают опускать видеокамеры. В общем – парк гудит, как улей, никакого официоза. Никто не пьян и все веселы. Воистину всенародное гуляние.

Провожая нас ночью на поезд, подруги вздыхали: «А еще завтра – «обливаний понеділок», будет тоже очень весело. Приезжай к нам еще».