Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Пермяцкие корни

С Ольгой Николаевной Брадул мы разговорились как случайные попутчицы. Затронули тему неправильного словоупотребления. «Так в русском – шесть падежей. Что бы делали, если б семнадцать было, как в языке коми?» – обронила она. Я стала расспрашивать, что это за цифра такая. «Приходите ко мне на пироги с грибами – расскажу», – пригласила новая знакомая.

И вот мы чаевничаем на самой что ни на есть границе Горловки – поле через дорогу относится уже к Дзержинску. Домик у хозяйки совсем маленький – две крохотные комнатушки.

– Это не дом, а флигель, – объясняет Ольга Николаевна. – Оказалась я здесь волею случая. Работала на лесном складе шахты им. Изотова, стояла 24-й в ведомственной очереди на расширение жилья, ютясь с мужем и двумя сыновьями в однокомнатной в Солнечном. А тут вариант подвернулся – обменять квартиру на этот участок с доплатой. Решили, что выйдет хорошая дача, тем более что новую квартиру вот-вот получим. Но шли 90-е годы, не успели мы перебраться на новое, как тогда казалось, временное место, как закрыли шахту, за ней склад. Ведомственную очередь аннулировали. С мужем развелись. Дети так и выросли в этом флигеле, помогали мне во всем. Зато теперь им любая работа по плечу – хоть электрика, хоть сантехника. Разлетелись уже из гнезда. А мне, видать, придется век вековать в этой избушке.

На стенах в «гостиной» развешаны художественные фото хозяйки.

– Вы прямо как актриса, – замечаю я.

– Была и актрисой, в 80-е. Как-то в ДК «Кочегарка» участвовала в литературно-музыкальной композиции, а в зрительном зале сидел тогдашний режиссер театра «Юность» Валерий Семенович Труфанов. Ему понравилась моя дикция, подошел, представился, пригласил играть. С нынешним режиссером Виктором Блиновым мы были тогда актерами. Я участвовала в спектаклях «Клопы», «Пора тополиного пуха». Потом дети пошли, посменная работа на складе часто совпадала с репетициями…

Мы рассматриваем фото из семейного альбома.

– А что там с нашими падежами? – подбираюсь к интересующей теме. – Какие такие есть интересные в языке коми?

– Лишительный: без кого, чего? Достигательный: ради кого, чего? Вступительный: в кого, во что? – начинает перечислять хозяйка. – Соединительный – сетан: с кем, с чем? – кодлы, мыйлы? Отдалительный – матыстчан: от кого, чего? – кодлань, мыйлань? Язык коми я знаю с детства, жила в Пермской области, в деревне Большая Серва. И река там течет Серва – «Серая вода» в переводе. А рядом с деревней – река Иньва, «Женская вода». У меня отец был коми, мама – украинка, отсюда родом. В Кондратьевке и Калиновке жили мамины родственники, мы часто гостили у них. Здесь меня поражало обилие фруктов, асфальтированные дороги, освещение по ночам. Горловка ассоциировалась с чудо-городом. На Пермщине места поглуше, без сапог по колено не обойтись. Сразу за деревней – лес, там грибы будто друг на друге растут, папоротники – в пояс. А за лесом – тайга дремучая, туда ходить боялись. Волки по зиме в деревню наведывались…

– Угощайтесь, пироги у меня знатные, – предлагает Ольга Николаевна. – Этим летом на встрече выпускников была, вот в тех местах грибов и насобирала.

– Там изменилось все, асфальт, видать, постелили уже?

– Представьте себе, нет! Как и не уезжала. Но щели в стенах, между бревнами, уже мхом не затыкают. Снаружи – сайдинг, внутри обои. Тарелки спутниковые на многих домах красуются. Бывшие односельчане были приятно удивлены, что язык помню. Я и в Горловке встречала нескольких комиков. Акцент выдает, что не местные, затем выясняем, откуда именно. «Тэ баитан комиэн?» – «Ты разговариваешь на коми?». «Кужа баитны» – «Умею говорить».

– «Комики» – как-то нехорошо звучит…

– Просто эти люди на себя говорят «коми-кыв», а в русском просторечии – комики, и это не считается обидным, слова созвучны.

– А какие особенности гостеприимства в тех краях?

– Зашедшего в дом обязательно надо квасом напоить. Квас у коми – цвета какао с молоком, готовится из пророщенного овса, пшеницы и ржи. Если с далекой дороги, то после кваса – в баню. Бани там в каждом дворе, как тут летние кухни. Я вот тоже себе баньку хочу переоборудовать из подсобки.

Мы заглядываем в «почти баньку», затем идем через сад.

– Жизнь моя легла узором сложным, но интересным. Надеюсь, что дальше все петельки и узелки в нем будут вязаться только на счастье, любовь и удачу, – говорит хозяйка, поглаживая морозные хризантемы.