Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

В Донбассе один человек воспитал троих генпрокуроров Украины

В органах прокуратуры Владимир Синюков 54-й год! А самому в конце октябре исполнилось 75. В 2010-м указом президента ему присвоен классный чин государственного советника юстиции первого класса. Подобным не может похвастать ни один из работников облпрокуратур страны. «Так что я, считай, дважды легенда, — смеется генерал-полковник. — И по возрасту, и по чину».

«Когда я захожу в здание Донецкой облпрокуратуры, со мной каждый кирпич разговаривает», - уверяет Владимир Синюков.

Жалобы граждан — на гвозде в туалете

 

А «заболел» прокуратурой, когда еще пацаном бегал во Дворец культуры, где периодически организовывали выездные заседания народного суда.

— Так интересно было слушать выступления прокурора, адвоката, что сам решил ступить на эту стезю. Окончил Харьковскую юракадемию. Был в числе отличников. Попал сначала в Запорожье, а потом по приказу — в Донецкую область, — рассказывает Владимир Григорьевич.

Шесть лет был помощником прокурора в Харцызске, более семи — прокурором Снежного.

— Я был одним из первых в СССР, кто привлек чиновников к уголовной ответственности по статье «за бюрократизм», — уверяет он. — Возбудили мы как-то дело. Речь шла о хищении стройматериалов. Поехали в дом к начальнице жэка, сделали обыск. Подтвердилось, что материалы, которые выделялись на ремонт жилфонда, она продавала «налево». А когда следователь заглянул в туалет, то там на гвозде — пачка жалоб! Я ужасно возмутился: люди, значит, приходят на прием, высиживают очереди, доносят до тебя свои беды, а ты — …! Стал искать, можно ли ее привлечь и за это, причем не к дисциплинарной ответственности, а к чему-то похлеще. Позвонил в областную прокуратуру. Мне сказали, что в их практике дела по статье за бюрократизм (до двух лет лишения свободы) не было. В республиканской — тоже. Ну, я и стал первопроходцем. А когда проверили другие жэки, еще два подобных дела возбудили. Всех привлекли к уголовной ответственности. Дошло до Москвы. Там снежнянский опыт не только поддержали, но и взяли на вооружение. А мне в порядке поощрения повысили классный чин.

Убийца требовал найти… его

С 1973-го Синюков работал в облпрокуратуре — заместителем, первым замом, а там и прокурором региона.

До сих пор в его памяти — жуткое убийство, произошедшее в Краматорске в ту пору, когда там был прокурором Виктор Пшонка (кстати, именно Синюков рекомендовал его на этот пост, выбив добро в горкоме и обкоме партии) — теперешний генпрокурор.

— Рыбак выудил из Казенного Торца пакет, а в нем — часть тела. Потом отыскали остальные. Там оказался расчлененный труп женщины, — рассказывает Владимир Григорьевич. — Установили личность покойной. К тому времени ее муж уже обратился с заявлением о пропаже супруги. Мол, уехала в Сумскую область сдавать экзамены (училась заочно) и пропала. Выдвинули ряд версий: убийство с целью ограбления, изнасилование. Проверили и мужа: может, причастен? Но нет, были свидетели, как он провожал ее на поезд, садил в вагон.

Пока бились над этим делом, супруг погибшей периодически приезжал в облпрокуратуру. И такую нервотрепку устраивал! «Вы ни черта не делаете! Дармоеды! Ищите убийц!!!» — орал в лицо Синюкову.

— Между тем, изучив его связи, мы установили, что он встречался с одной молодой девушкой. И я задумался: а, может, в этой истории всё не так, как кажется… Вызвал к себе следователя, спросил: снимали ли раковину, унитаз, ванну. Оказалось — нет. А при подозрении нужно их снимать, потому что, когда кровь смывают, ее частицы порой остаются в пазах трубы, — поясняет Владимир Григорьевич.

Когда это сделали, обнаружили в ванной на сливных трубах темное вещество. Эксперты подтвердили — кровь, по всем параметрам совпадающая с группой, которая была у погибшей! А на балконе нашли рулон целлофана. В такой же были упакованы части трупа. Сделали сверку, срезы сошлись…

— Оказалось, этот гад хотел уйти к другой. А когда узнал, что жена беременна, убил ее дома ножом. Пригласил любовницу в квартиру. Выпивали вместе, вместе же смотрели, вскрыв труп — мальчик был или девочка, — качает головой ветеран прокуратуры. — На пару расчленяли, а потом забавлялись в постели. Позже эту молодку он нарядил в одежду жены, проводил на поезд…

Это громкое дело рассматривалось в Краматорске на выездном заседании суда. Владимир Григорьевич выступал так, что его требование о расстреле для убийцы (и приговор таки привели в исполнение) народ, собравшийся в ДК, встречал овациями. А вот любовнице нелюдя по закону больше пяти лет нельзя было дать. Конвой еле ее в автозак сумел провести — народ хотел растерзать.

О встрече со Щербицким

В 1990-м наш земляк почти год отработал первым зам. прокурора УССР, которым тогда был Михаил Потебенько. Попал в пекло переворотных событий. Трижды пришлось быть во Львове, когда Вячеслав Черновол пробивался во власть.

— Мы с генеральным прокурором обсуждали, что делается на Львовщине. Уже тогда нас старались столкнуть лбами — запад и восток. Абсолютно искусственно, на ровном месте, — считает Синюков. — Месяц назад, когда на коллегии в Киеве, где собирали прокуроров со всех концов страны, мне передали награду — орден «За заслуги» III степени с теплыми пожеланиями от президента — я вспомнил те времена. Ведь Украину продолжают искусственно делить… «Делом надо заниматься, а не лясы точить!» — сказал тогда.

На жизненном пути Синюкова случалось много памятных встреч. И с теперешним президентом, когда он еще был далек от политики, и с первым секретарем ЦК КПСС Украины Владимиром Щербицким, когда тот назначал нашего земляка на очередной пост.

— По-отечески, тепло принимал Щербицкий, — вспоминает он. — Руку пожал, в кабинет проводил. О Донбассе расспросил. А когда завел разговор о зарплате и я посетовал на то, что она у нас небольшая, он пообещал на политбюро поднять вопрос. И рассказал, что, будучи первым секретарем Дзержинского горкома партии, удивлялся, глядя, как скромно одевался прокурор.

Не раз виделся с генпрокурором СССР Александром Рекунковым.

— Требовательный был! — подчеркивает Владимир Григорьевич. — Дури не терпел. Так распекал моих российских коллег, которые, ради соблюдения закона о борьбе с тунеядством (было у нас такое время), умудрились попривлекать даже нетрудоспособных граждан.

Трех генпрокуроров Украины — Александра Медведько, Геннадия Васильева и нынешнего, Виктора Пшонку, он с полным правом называет своими учениками.

— Всех видел еще молодыми, назначал в города прокурорами, — отмечает Синюков. — Они от сохи прошли, видели все участки работы. Таким лапшу на уши не навесишь.

К юбилею ему подарили картину, которую повесил на даче, где любит возиться в саду и играть с шикарным персидским котом. В образах трех богатырей воплотили самого Синюкова, Васильева и Пшонку. Очень натурально получилось.

Владимир Синюков

Главный мастер кузницы кадров

По мнению «аксакала», занимающего сейчас пост старшего прокурора организационно-контрольного отдела Донецкой облпрокуратуры, раньше было больше стабильности в законодательстве — уголовном и процессуальном. Не одобряет он и то, что вместо следователей прокуратуры с недавних пор расследованием умышленных убийств занимаются специалисты милиции.

— Мы набили руку в плане методик расследования, координации действий…  Я не говорю, что ребята из МВД не разбираются. Но нужно время, чтобы освоить всё это. Ведь по таким преступлениям (а их в этом году на территории области зарегистрировано уже более 300) необходима мощная база, — поясняет Синюков.

В среднем в области ежедневно совершается одно-два убийства. В 90-е годы показатель был в два раза выше.

— По преступности мы занимали ведущее место в СССР. Седьмыми были, пропустив вперед шесть союзных респуб-лик! Не областей, а именно рес-пуб-лик, — подчеркивает Владимир Григорьевич. — С начала года у нас зарегистрировано более 51 тысячи преступлений (из них около 30 тысяч — кражи). Область густонаселенная, промышленная. Так исторически сложилось, что здесь оседало много ранее судимых. Бывало, прокурор Украины звонит: «Ты что творишь? У тебя сегодня пять убийств!». «Не пять, — говорю. — Уже шесть». Нагрузка у нас большая. Люди совершенствуются. Спецы в нашей области замечательные. И очень ценятся. Именно поэтому их забирают в Киев и в другие регионы. Из-за профессионализма, а не потому что донецкие. Еще в советское время от нас уходили в Ростов, в Литву, Среднюю Азию, Москву. Такая уж тут кузница кадров.

А он в этой кузнице — наиболее умудренный опытом мастер. Который и молодого прокурора, пришедшего штаны просиживать, может на место поставить, и инкогнито по районам проехаться, дав разгон за волокиту и пренебрежительное отношение к своим обязанностям.

В бюджет вернули миллионы

— В области сейчас 988 прокурорско-следственных работников. Треть из них — с прокурорским стажем свыше десяти лет. Много молодежи, 49 прокуроров работают первый срок, — рассказывает Владимир Синюков. — Есть и патриархи. Очень уважаю прокурора Донецка Александра Ольмезова — он в прокурорских должностях более 30 лет. Толковый прокурор в Макеевке — Олег Поляков. В Горловке — Олег Колесников. В Центрально-Городском районе той же Горловки, очень криминогенном, трудится отличный специалист Игорь Заболотный. Тяжелейший Кировский район в Донецке возглавляет Сергей Новиков, работающий в прокурорских должностях четверть века.

По словам Владимира Григорьевича, прокуратура региона возместила за 9 месяцев в государственный бюджет почти 82 миллиона гривен. Еще по 114 млн. гривен уже есть соответствующие решения судов.

— За девять месяцев в судах области всех уровней прокурорские работники выступили почти по 13 тысячам дел. По актам нашего реагирования в отношении 1640 лиц отменены или изменены приговоры. Это уже на совести судебной власти, допустившей ошибки, ломающие человеческие судьбы, — подчеркивает Синюков.