Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

В горах Джелалабада

Ее фотография на стенде в горисполкоме – в одном ряду с известными горловскими руководителями здравоохранения. Медсестра Виктория Мельникова одна из 28-ми горловчан, погибших в Афганистане.

НАВСЕГДА 25-ЛЕТНЯЯ

Виктория Мельникова

Виктория Мельникова окончила ОШ № 85 и медучилище. Работала медсестрой в детском хирургическом отделении больницы № 2, рентгенлаборантом. Красивая, жизнерадостная, сноровистая в работе, она без преувеличения была душой коллектива. О ее жизненной позиции говорит тот факт, что медсестра многократно сдавала кровь для больных детей. До определенного момента все в ее судьбе складывалось гладко, кроме, пожалуй, личной жизни. Виктория самостоятельно растила дочь Тоню.

В октябре 1986 года, будучи, как и все медработники, военнообязанной, молодая женщина была направлена для работы операционной медсестрой в воинской части.

– Виктория очень любила дочь и собиралась отправить учиться Тоню в музыкальную школу, нужно было купить инструмент, поэтому, наверное, и решилась на этот шаг, – вспоминает мама, Лидия Константиновна. – В Афгане побывала однокурсница, с которой она училась в медучилище. Конечно, она не могла рассказать всей правды, хотя многие догадывались, что там далеко не курорт. Кто только не отговаривал мою дочь от этого поступка, но ее как будто тянула туда какая-то неведомая сила. Я думаю, что сказалось здесь и патриотическое воспитание, ведь тому поколению настойчиво прививали чувства самоотверженности и самоотдачи. Да что говорить – я в то время тоже гордилась поступком Виктории! Когда пришел вызов, вместе с ней поехала в областной военкомат, где мне сказали, мол, не переживайте, ваша дочь будет при центральном госпитале в Кабуле. Куда она на самом деле попала, я узнала только после ее смерти.

ПИСЬМА С ТОГО СВЕТА

Лидия Константиновна у могилы дочери

«Вот и наступил Новый год. Сегодня 3 января 1987 года, а писем от вас еще не получала. Понимаю, что я не близко и что почта работает нерегулярно, но так хотелось бы получить от вас хоть одну строчку… Если бы вы только знали, мои дорогие, как я за вами скучаю. К работе уже привыкла, да и вообще уже освоилась. Мне подарили обезьянку, назвала его Ванькой. Обезьянке всего месяц, так что после работы я вся в заботах о детеныше… Тонечка, доченька, как твои дела? Бабушку слушаешься? Пожалуйста, будь умничкой, ты у меня самая хорошая девочка. Не огорчай бабушку, раз меня нет, ты должна помогать ей».

«Пишу уже четвертое письмо, а вы молчите. Не нужно ничего скрывать, пишите. От вашего молчания мне уже кошмары в голову лезут, просыпаюсь от ужасных снов. Мамочка, скоро от меня приедет человек, он привезет мои вещи…».

Человеком, который привез вещи, оказался не тот, о ком Виктория написала в своем последнем письме родным, а военный, сопровождавший «груз 200». Но о том, что случилась беда, материнское сердце узнало раньше, чем пришло страшное известие. Накануне гибели мамы маленькая Тоня попала в больницу. Вечером, вернувшись домой от внучки, Лидия Константиновна прилегла отдохнуть и вдруг четко услышала душераздирающий крик Виктории: «Ма-ма-а…». Как оказалось позже, именно в этот момент за тысячи километров от Горловки колонну машин, которая возвращалась с аэродрома, куда доставили раненых, обстреляли. Бронетранспортер, в котором была Виктория, был в колонне первым. Водитель свернул с дороги, но на обочине они подорвались на мине…

Провожая свою медсестру в последний путь перед посадкой в «черный тюльпан», сослуживцы Виктории Мельниковой осыпали цинковый гроб розами. Хоронили ее в Горловке в начале февраля 1987 года. Стоял двадцатиградусный мороз, а дорогу, засыпанную снегом, пришлось расчищать с помощью техники.

После гибели Виктории Лидия Константиновна с Тоней каждую неделю бывали на кладбище. Когда она серьезно заболела, ей посоветовали прекратить столь частые визиты. Чтобы поставить пятилетнюю внучку Тоню на ноги в непростые    90-е годы, дать высшее образование, Лидии Константиновне пришлось приложить немало сил. Сначала помогал «Горловскжилстрой», в котором женщина 36 лет проработала инженером. Трест выделил комнату, где начали собираться члены Комитета семей воинов, погибших в Афганистане. Его председателем стала Л.К. Мельникова.

ИХ ОСТАЛОСЬ ДЕВЯТНАДЦАТЬ

– Комитет был создан для того, чтобы мы могли выжить в трудное время и помочь другим, – говорит Лидия Константиновна. – Всего в Горловке на тот момент проживало 28 семей родителей, дети которых погибли в Афганистане, и три вдовы с маленькими детьми. Оставшись один на один со своим горем – за погибших получали копейки, – мы поддерживали друг друга морально и пытались достучаться до власти. За годы у меня собралось много отписок, ответ в которых один: то не положено, это не положено. В Донецке, Мариуполе, Макеевке и Артемовске семьи погибших афганцев освобождены от уплаты коммунальных услуг. В областном центре, куда часто езжу к внучке, я не оплачиваю проезд в автобусах. А у нас… К этой теме мы уже и не возвращаемся. Обидно…

– В начале января мы похоронили Леонида Андреевича Харчевникова, отца майора Олега Харчевникова, который погиб в Афганистане, спасая своих товарищей, – продолжает Лидия Константиновна. – Конечно, собрали какие-то деньги на венок и цветы, но… Ведь можно, наверное, заложить хоть небольшие деньги в бюджете, чтобы родителей погибших в Афганистане ребят проводили в последний путь по-людски, не возлагая это на родственников. В последнее время даже на поминальный обед 15 февраля собираем деньги, тогда как раньше это оплачивали власти.

Вместе с Лидией Константиновной мы побывали на кладбище спустя несколько дней после того, как отметили 24-ю годовщину гибели Виктории. На могиле лежали свежие живые цветы и присыпанные снегом новогодние елочные украшения. Как оказалось, память о Виктории жива в сердцах не только ее близких. На Центрально-Городском кладбище находятся двенадцать могил афганцев, остальные шестнадцать нашли вечный покой на других горловских погостах. К сожалению, у трети погибших ребят родственники уже умерли. Для них боль потери оставалась до последнего вздоха. И хорошо, что не видят отцы и матери надругательств над надгробиями своих детей, – на многих могилах афганцев вандалы сняли металлические ограждения. От таких деяний, с позволения сказать, рук человеческих становится еще горше.