Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

«Забойный» юмор Чистякова

Поэзия члена литобъединения «Забой» А.А. Чистякова отражает жизнь в полном спектре событий. Его стихотворения – это широкая палитра жизни, здесь хорошее и плохое, смешное и печальное, со свойственной шахтерам прямотой рассказывающее о нашей действительности. Прочитав подборку юмористических стихов бывшего горняка, напечатанную в «Кочегарке» в конце 2010-го года к 50-летию автора, через время я «напросилась» к Чистяковым в гости.

Но сначала, договариваясь о встрече, позвонила на его мобильный. «Вы звоните очень занятому человеку, мастеру – золотые руки», – в ожидании соединения «вещал» телефон. Бывший проходчик шахты им. Гаевого и впрямь оказался на все руки мастер. В его квартире в ж/м Восточном хороший ремонт и перепланировка, сделанные, как выяснилось, хозяином собственноручно.

– Жизнь всему научила, – говорит о своих умениях Анатолий Алексеевич. – После службы в армии пошел работать водителем на рудоремонтный завод, затем на шахту им. Гаевого, на которой проработал восемнадцать лет. Когда на шахте начались задержки с выплатой зарплаты, пришлось уйти. Чтобы прокормить семью, чем только не занимался – строительством, ремонтами…

– А «юморить» когда начали?

– Как ни странно это звучит, – когда начались тяжелые для всей страны, и для нашей семьи в частности, времена. Увидел что-то смешное – записал. Потом как-то вместе с соседями устроили ремонт в подъезде, после чего, как водится, решили это дело «обмыть». Я прочитал свои стихи, среди слушателей оказался член литобъединения «Забой». Правда, когда пошел туда первый раз, критика мэтров напрочь отбила охоту выносить свои стихи на чей-то суд. Сейчас я понимаю, почему, и даже рад критике в свой адрес.

– Ваше стихотворение «Династия», как я понимаю, автобиографичное?

– Да, на шахте № 8 им. Сталина, как тогда называлась шахта им. Гаевого, трудился дед, Константин Титович, который погиб из-за травмы еще до войны, в конце тридцатых годов прошлого века. «Рубали» здесь будущий мой тесть и отец. Больше всех отличился старший брат, Александр, который имеет 38 лет подземного стажа и является полным кавалером знака «Шахтерская слава». В стихотворении сказал так: «Шахта, как сдается мне, презрев невзгоды и ненастья, дает энергию стране, растит шахтерские династии».

– Считается, что поэт – это человек с тонкой душевной организацией. Как совмещалось это увлечение с суровой профессией шахтера?

– На этот счет я всегда отшучиваюсь: наверное, по каске сильно стукнуло… Бывало, стоишь с отбойным молотком, и вдруг ни с того ни с сего в голове складывается четверостишие. Одно время хотел брать с собой карандаш и потихоньку записывать, но если бы начальник участка увидел меня за этим занятием, думаю, были бы проблемы. Кто-то «деду», как мы называли нашего начальника участка, донес, что я стихи пишу и читаю. На следующий день прихожу на наряд, а мне начальник заявляет: ты лучше напиши, как работаете. Так возник стих «Троица».

В ходе беседы на столе появляется самовар, который приносит хозяйка дома Валентина Аркадьевна. И тема разговора переходит в «семейное русло».

– Мы с будущей супругой учились восемь лет в школе в одном классе, четыре года в одной группе в техникуме и вот уже двадцать девять лет живем в одной квартире, – на мой вопрос о том, как познакомились с женой, отвечает Анатолий Алексеевич. – Жена рано осталась сиротой и для младших сестер заменила мать. В нашей семье, как и у предков, муж – добытчик, жена – хранительница семейного очага. Дай Бог всем таких жен. Она у меня мудрая женщина.

– В чем же проявляется ее мудрость?

– Мужики все в чем-то грешки имеют. У многих шахтеров известно какой грех, о «бутыльке» после смены у меня сложено немало стихотворений. Неразумно поступает та женщина, которая ругает выпившего мужа. Моя делает красивее: укладывает спать, а уж наутро…

– В вашей второй книге «Новое хобби» кроме стихотворений о шахтерском труде, родном крае и новом увлечении на пенсии огородничеством имеется раздел, посвященный внукам. Это ваша отрада?

– Когда внуки собираются вместе и переворачивают все в квартире вверх дном, я бы сказал, не отрада, а отрава жизни, – улыбается Анатолий Алексеевич. – Их у нас уже трое, как и детей. И в третьей моей книге «Попурри» также имеется раздел, посвященный высказываниям внуков. Называется он «Дима сказал». Знаю, что многие люди записывают высказывания своих детей и внуков, когда они еще маленькие. Потом, когда они вырастут, это так интересно читать.

– Ваше любимое высказывание внука?

– Как-то внук не хотел завтракать, жена уговаривала его и так и сяк, ничего не помогает. Тогда я строго так ему говорю: «Знаешь, когда я не хотел кушать в детстве, моя мама и твоя прабабушка меня так, бывало, «отметелит», что после этого все, что на тарелке, съедал мигом». На что мне Дима заявляет: «То-то я погляжу у тебя все зубы вставные».

– В «Попурри», где поэзию сменила проза, в основном рассказы о событиях вашей жизни и «картинки с натуры». Как возникла идея написания такого сборника?

– Я всегда старался в негативе, которого так много в нашей жизни, увидеть что-то хорошее, позитивное. В основном это реальные истории из моей жизни и других жителей Горловки. Чтобы не обидеть персонажей, пришлось кое-что «подкорректировать» или сделать персонажи неузнаваемыми. Вообще в жизни я руководствуюсь одним хорошим правилом: если можешь что-то улучшить или изменить – пытайся, не можешь – смирись или приспособься, а еще лучше – обрати это в шутку.

На снимке: А.А. Чистяков с супругой и внуком Димой.