Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Фирташ рассказал почему он купил «Стирол»

Один из самых непубличных бизнесменов страны решил выйти из тени. Среди прочего владелец Group DF рассказал в интервью «Фокусу» и о том, зачем ему понадобилось градообразующее предприятие Горловки.

– Это решение принималось в очень сложный период. В 2009 году премьер Тимошенко взвинтила цену на газ для украинских химиков и при этом не поставила заградительные пошлины. И весь российский продукт хлынул сюда. Мы, собственники крупных химпредприятий, встретились, поговорили и приняли решение: станем дотировать собственные предприятия, каждый из нас будет в месяц терять от 3 до 5 миллионов долларов. Иначе придётся порезать за-воды на металлолом. Мы защищали страну и людей, которые на нас работают. Так мы продержались весь 2009 год. Украинские химические заводы выстояли, но всё равно Россия получила 35% украинского рынка химии. Но дотировать, к сожалению, могли не все. Крупный российский холдинг «Сибур» в этот период хотел купить «Стирол». Мы должны были защищать украинский рынок. Я предложил «Стиролу» лучшую цену и купил это предприятие. Я понимал, что надо концентрировать мощности и выкупать тех, кто не может устоять. В итоге Украина сейчас игрок на рынке химии и имеет в этом направлении хорошие перспективы.

Помимо химии, Фирташ занимается титановым бизнесом. В Украине уже не один год идут разговоры о том, что необходимо организовать единый государственно-частный титановый холдинг. Теперь воплощать эти планы в жизнь, похоже, будет именно Фирташ.

– Вы планируете совместно с государством организовывать титановый холдинг?

– Сегодня ситуация на рынке такая. Российские предприятия – крупнейшие игроки, но у них нет своей сырьевой базы. Вернее есть, но пока они её разработают, стоимость будет космической. Они сидят полностью на сырье украинских ГОКов. Вот вам очередной пример. Мы построили в Междуреченске ГОК и в октябре этого года открыли его. Два года я его не мог запустить, потому что правительство Тимошенко не давало возможности отводить землю. Я из Африки возил на свои заводы ильменит! Конечно, российской титановой промышленности не выгодно, чтобы Украина была заметным игроком на титановом рынке.

У государства Украина есть титановые активы. Несколько слов об их состоянии, чтоб вы понимали. «Сумыхимпром» – 1,2 миллиарда гривен долгов, качество продукции неважное, завод фактически разрушен. Запорожский титано-магниевый комбинат – та же история: 800 миллионов гривен долгов, производит 8 тысяч тонн губки, из которой поло-вину надо выбросить, потому что она некондиционная.

И посмотрим теперь на завод «Крымский титан», где я акционер вместе с государством. 105 тысяч тонн производства двуокиси титана. И в ближайшее время доведем до 140. Качество у нас идеальное. Когда я зашёл на завод, он производил всего до 40 тысяч. Мало того, я в своё время пригласил 7 специалистов из Европы. Эти 7 человек два месяца изучали ситуацию на заводе, подготовили план. За 300 миллионов долларов можно было поднять производство. Я туда вложил деньги, мы дали качество и завоевали рынок. Сегодня невозможно без моих предприятий (без завода, без ГОКов) создать качественный титановый холдинг. И без государственных, безусловно, тоже, но в них ещё нужно вложить огромные деньги. Даже во время аренды мы вложили в ГОКи сотни миллионов гривен.

Если говорить о планах, вся титановая программа – это от 2 до 2,5 миллиардов долларов инвестиций. Только в житомирское месторождение «Стремигородское» надо вложить 450 миллионов долларов. «Сумыхимпром» мы хотим вывести на 160 тысяч тонн двуокиси титана. Мы намерены модернизировать старую линию на 40 тысяч тонн и поставить две новые по 60 тысяч. ЗТМК – хотим делать от 24 до 30 тысяч тонн губки и 180–200 тысяч тонн шлака. Мы ведём переговоры о том, чтобы купить заводы в Европе, это позволит нам занять европейскую площадку. Мы также ду-маем о титановом проекте в Индии. Я хочу стать игроком на рынке титана и вывести в игроки Украину.