Press "Enter" to skip to content

Луганский дневник: Девять вычеркнутых из жизни лет

Все происходящее сейчас напоминает тот военный бензовоз, который сбил на переходе в Луганске женщину – неудержимый, давящий, беспощадный. У попытки увернуться от его смертоносных колес ничтожный успех.

ЛУГАНСКАЯ ОБЛАСТЬ|Кочегарка. Никто не спрашивает уже о наших желаниях, не церемонится, не тратит ни секунды на пояснения. Ты либо с нами, либо – против. И ты принимаешь это, тебе так комфортнее. Тем более, что за это принятие тебе хорошо платят.

Тонны строительных материалов, реставрация и ремонт давно разворованных зданий. Люди годами разворовывали, чтобы оставить только коробку здания, а они за месяцы его восстанавливают. Быстро, четко, неутомимо. Мы отвыкли от такого темпа жизни и работы, отвыкли от того, что так бывает – не себе, а кому-то.

Робкие и стеснительные, люди идут в воскресенье с утра на уличные тренажеры возле школы – все в диковинку. Я видела только тлен, поэтому я тоже на ощупь пытаюсь запомнить: какое оно – мягкое покрытие, искусственный газон. Я трогаю все и робею. Руки убеждают сознание: тебе это не кажется, тебя могут окружать новые здания, а не только тлен.

Местные бабульки под ручку гуляют по новым дорожкам и, как и я, не верят своим глазам. Как в церкви, перешептываются. Если бы разворотили, мы верили бы наверняка.

Читайте также: В Шахтерске проблемы с мусором – дефицит кадров. В регионе у предприятий отбирают технику

Тысячи путевок в лагеря по всей РФ. Езжай – не хочу. Уже не нужно искать знакомства и благодарить, ищут тебя, чтобы быстро заполнить все места. Списки на помощь школьникам. Мы, как ребенок в новогодние праздники, – чего еще ждать? Полностью укомплектованные портфели первоклассникам. Путевки студентам. Бесконечные семинары, акции, квесты, конкурсы и прочее.

Мы не успеваем охватить все это, слишком все стремительно. Так ведет себя отчим, стремящийся задарить подарками детей своей новой жены, детей от ее первого брака, чтобы расположить их к себе. И мы также исподлобья смотрим на все и не верим.

Читайте также: Украинские пенсии в оккупации: кто на этом зарабатывает?

На фоне этого поднебесная цена на бензин. Волна подорожания. Отсутствие мобильного интернета. Отмена пособия одинокой матери (“В России такого нет”). Трагедии в духе «Отелло» после пересмотра пенсий. На каком основании их пересчитывали? По каким критериям? Чем руководствовались? Везде обсуждают новый коэффициент повышения: кому-то всего на 500 рублей, а кому-то в два раза. Куда идти, у кого спрашивать?

Новая мода на больших танцующих мишек. Похороны перемежаются с танцующими мишками. И в том, и в другом случае идет смотреть вся улица. Это, как вызов: нас не сломить подорожанием бензина и новыми правилами, мы выживали в девяностые, топали на пункт пропуска в Станице почти 9 последних лет, больше нас не испугать ничем.

Читайте также: В “ЛНР” объявлен прожиточный минимум на следующий год

Стремительно строят и ремонтируют дома все соседи вокруг. Новые ворота, новые окна, новые крыши. Материально мы типа стали жить лучше. И вместе с этим все выходные люди торгуют овощами и фруктами с тряпочек. Прямо на новых трубах и новых бетонных плитах.

Чего бы я хотела? Жить. Просто, по-обывательски. Уже кажется неважным, как будет называться эта территория. И чтобы моя семья просто жила. Завтракать вместе. Пить чай по вечерам. Строить планы и не вспоминать всего, во что мы окунулись. Вычеркнуть эти девять лет жизни МЕЖДУ. Никогда не говорить: а помнишь? И если вспоминать, то не застревая, а просто пробежкой, как факт – это было…

Читайте также: “Мы люди третьего сорта”, – жены мобилизованных в “ДНР”

Ольга Кучер, ОстроВ

Собранные в рубрике «Блогосфера» мнения могут не совпадать с позицией редакции. Такие материалы отражают исключительно точку зрения автора.